Реклама

влажн.:

давл.:


Главная arrow Разделы arrow Жизнь и люди arrow Жизнь и смерть в тротиловом эквиваленте
Жизнь и смерть в тротиловом эквиваленте Печать
Автор Редактор   

«Вы  знаете, что когда прошел фронт в Белгородской, Курской, Тамбовской, Брянской, Воронежской, Смоленской, Волгоградской областях в 1942 и 1943 годах мобилизовали тогда пацанов 1928 года рождения! Сколько им было? 15 лет! По закону не имели права брать в армию, поэтому их призывали через ДОСААФ, через Осоавиахим. И вы это знаете прекрасно. Почему вы сегодня обвиняете этих людей, что их не призывали в армию? Что, младенцев надо еще было призывать в армию?! Такая ситуация была. Поэтому не надо, не надо лукавить!»  Из выступления Н.И. Рыжкова в Государственной думе РФ 8.02.2002 г.

Советское правительство в феврале 1944 года  дало Осоавиахиму (Общество содействия обороне, авиационному и химическому строительству) трудное и ответственное задание – произвести сплошное разминирование и сбор боеприпасов во всех освобожденных от врага районах. Нужно было очистить от мин колхозные пашни, луга и леса, дать возможность спокойно трудиться и жить жителям районов, освобожденных от немецко-фашистских оккупантов. Осоавиахимовцы приняли участие в разминировании общественных и жилых зданий, электростанций, заводских корпусов, дорог и мостов. Только за 1944 – 46 годы командами Общества было обезврежено и уничтожено 76 миллионов противотанковых и противопехотных мин, артиллерийских снарядов и авиабомб.

  В Ахтырке тоже был организован отряд Осоавиахима из сорока ребят 1927 – 1929 годов рождения. Ребята постарше находились на фронте и гнали фашистские войска в Германию, чтобы там их окончательно разбить. А землю нужно было очисть от смертоносного груза, впереди была весна-44. А мы знаем сколько боеприпасов было на месте ожесточенных боев, ведь Ахтырка переходила из рук в руки несколько раз. И согласно решению правительства самых смекалистых ребят начали обучать этому опасному, не детскому занятию. Обучал молодых саперов и был их наставником старший лейтенант Слатин.

 Беседую с одним из участников послевоенного разминирования полей Ахтырщины Николаем Александровичем Гук в его квартире. В 1944 году ему было 15. О тех грозных годах напоминают поврежденные пальцы правой руки и травма головы от взрыва детонатора. С годами головные боли дают о себе знать. Николай Александрович пытается спрятать руки, которые выдают болезнь дрожью. Пятьдесят девять лет назад Николай был  шустрым парнем, других на такие задания не посылали. И если бы он остался таким, то наверняка давно бы оформил себе инвалидность, ведь последствия взрыва налицо. Но в человеке сочетаются личная скромность и энергичность, если это касается кого-то. Я держу в руках пожелтевшее от времени командировочное удостоверение, единственный документ, который сохранился.  «Выдано настоящее т. Гук Николаю Александровичу в том, что он действительно командируется в Ясеновский сельсовет для проведения работы по обезвреживанию взрывоопасной техники». И подпись председателя Ахтырского райсовета Осоавиахима Кучмай. Почему указано “ т ”,  а не воинское звание, потому что у Николая Александровича в то время этого звания не было.
Николай Гук занимался разминированием территории Ахтырского района с 1944 по 1948 годы. За этот период дважды комиссия  Киевского военного округа принимала территорию и признавала ее пригодной для земледелия. На этих актах стоит подпись и Николая Александровича. Только вот по прошествии более полувека найти эти акты не удалось.

Ребята регулярно выезжали  по вызову местных жителей: взорвался трактор в Ясенове – группа на разминировании. Однажды часть ребят выехала на автомобиле в Чупаховку. В этом автомобиле старшего лейтенанта не было, задержался по каким-то вопросам в Ахтырке. По дороге машина подорвалась на мине. Погибли все, кто ехал в ней. Старшего лейтенанта Слатина отозвали в Сумы. Приговор, штрафная рота. В дальнейшем погиб в одном из боев.

 Для подрыва немецких мин и снарядов взрывчатки не хватало и ее добывали из противотанковой мины ЯМ-5 (ящичная мина, 5 кГ). Получали эти мины в Сумах, в подвале Петровской церкви в то время находился склад боеприпасов. Привозили в Ахтырку и разрезали тротил на несколько частей, используя эти кусочки для подрыва. Свой последний взрыв на уничтожение Николай произвел в с. Кириковка в сентябре 1948 года. Было взорвано около 3 тонн смертоносного оружия, около 700 единиц.

Как рассказывали ветераны, на фронте за разминирование трех тысяч мин представляли к ордену Красного Знамени. Николая и его товарищей тоже представили к награждению орденом Боевого Красного Знамени. Документы из райсовета Осоавиахима были отправлены секретной почтой в областной совет Осоавиахима. Что было дальше, неизвестно. Наверное, это ошибка, подумал начальник в области, взглянув на даты рождения. В таком возрасте и боевой орден?

 Даты рождения тех, кто остался в живых преследовала их все годы. Николаю Александровичу вручили удостоверение участника боевых действий только после 50-летия Победы.

 В военкомате я спросил:
- А этим товарищам 1927 – 29 года рождения положен орден, как участнику боевых действий Великой Отечественной войны?
-  Нет, не положен. Так как они являются приравненными к участникам боевых действий. Льготами они пользуются, а вот орден Богдана Хмельницкого (для офицеров) или «За мужество (для солдат и сержантов) им не полагается.
Над некоторыми смеялись – какой ты сапер в 15 лет? Хватит сказки рассказывать!  И  шесть лет назад один из этой плеяды ушел из жизни сам. Не выдержали нервы.

Сегодня им уже за семьдесят лет. 9 мая, на День Победы, Николай Александрович целый день просидел дома. Выходить нет здоровья. В двух минутах ходьбы находится школа №5. Ждал школьников, которые ежегодно поздравляли ветерана с праздником. В этом году не пришли. И это не единичный случай.

  После праздника я присутствовал на приеме у председателя Совета ветеранов В.И.Троценко И за час трое ветеранов посетовали, что их не поздравили с праздником Победы. Тех, кто для победы отдал все.  Троценко В.И. позвонил  в школу.

- Нам дали неверные списки из собеса. Ветераны прописаны по одному адресу, а живут по другому. Были случаи, когда мы пришли поздравлять ветерана, а он умер. Было очень неприятно.

Владимир Иванович пошел в собес, хотя знал, что списки там правильные. По этим спискам начисляют деньги, а где деньги, там строгий контроль и учет. И действительно, со списками было все нормально. В этих списках, кстати есть и фамилия Гук Н.А. 

В настоящее время в Ахтырке проживают 517 инвалидов Великой Отечественной войны, 317 участников боевых действий ВОВ и 2498 участников ВОВ. Как видите, цифры небольшие.

Живет по переулку Лесному Гук Николай Александрович, награжденный медалями «Жукова», «50 лет Победы», «Защитнику отчизны”, который в 15 лет смотрел в глаза смерти, разминируя боеприпасы, оставленные немцами. А мы узнаем об этом совершенно случайно. Они только приравнены к участникам боевых действий. А в России и приравнивать не хотят, хотя  в феврале прошлого года в Думе ставился об этом вопрос. А ведь многие из них стали инвалидами, подрываясь при разминировании. И не к соседу в сад лазили за яблоками, а выполняли задание Родины. 

И. Бекбулатов

 
on-620120_pro_mar.gif

bezp.gif

doma.jpg

Реклама

express.gif

Реклама

pas.jpg

baner_cheb.png

Загрузка...

Реклама