Головна arrow Наш сайт arrow Бібліотека arrow Про Ахтырку и ахтырчан arrow А.Михаленко. И ЖИЛИ ДРУЖНОЮ СЕМЬЕЮ СОЛДАТ, КОРНЕТ И ГЕНЕРАЛ
А.Михаленко. И ЖИЛИ ДРУЖНОЮ СЕМЬЕЮ СОЛДАТ, КОРНЕТ И ГЕНЕРАЛ Печать
Автор Редактор   
03.02.2005 г.

Михаленко Александр Петрович

И ЖИЛИ ДРУЖНОЮ СЕМЬЕЮ СОЛДАТ, КОРНЕТ И ГЕНЕРАЛ.

<;p>страницы полковой истории 12-го Гусарского Ахтырского генерала Дениса Давыдова, Ея Императорского Высочества Великой Княгини Ольги Александровны полка.

1651 - 2001
Москва
"Рейттаръ"

2001

Посвящается 350-летию Ахтырского гусарского полка
и светлой памяти всех ахтырских гусар,
за Веру, Царя и Отечество живот свой положивших.

ГЛАВА I

Истоки - Униформа гусар - Слободские казаки - Первые гусарские полки в России - Обретение Иконы Ахтырской Божьей Матери - Золотой век Екатерины .

Впервые гусары появились в 1458 году в Венгрии в виде дворянского ополчения, которое комплектовалось по принципу: один человек с двадцати дворов (в переводе с венгерского husz - двадцать и ar - подать).В основу обмундирования этих формирований легла красивая национальная одежда венгров. Но за этой "красивостью" стояла прежде всего целесообразность. Накинутая на левое плечо куртка отороченная мехом (ментия) смягчала сабельный удар, туже функцию выполняла густая расшивка груди (шнурами).

27 июня 1651 года в слободе Ахтырка из бежавших от гнета польской шляхты жителей Малороссии, был образован Ахтырский слободской черкасский казачий полк, во главе которого стоял полковник Демьян Зиновьев.

Казаки жили семьями оседло, занимались своей повседневной жизнью, вели хозяйство, но при необходимости оберегали границы России от набегов кочевников, и по первому требованию Государя Императора выступали в дальние походы.

В феврале 1668 года ахтырцы получили свою первую Высочайшую награду, за то, что полк не примкнул к бунту казачьего атамана Брюховецкого, им была пожалована Царем Алексеем Михайловичем "Похвальная грамота за верность".

В июле 1685 года Петр I предпринял свой первый поход к Азову, который не увенчался успехом, русская армия понесла большие потери. Однако в эту компанию были и блистательные победы. Еще в мае 1695 года русский отряд боярина Бориса Петровича Шереметьева, в который входили казаки Ахтырского полка, подошел к турецкой крепости Кызыкермень, расположенный на Днепре в районе современной Каховки. Началась осада крепости. После пяти дней непрерывной бомбардировки русские пошли на приступ и ворвались в город на плечах противника.

В 1700 году Ахтырский казачий полк совершил свой первый дальний поход в составе армии того же Бориса Петровича Шереметьева против шведов. Казаки принимали активное участие в осаде Нарвы, затем вели долгую партизанскую войну в Лифляндии, за что командир ахтырцев, полковник Иван Перекрест 28 февраля получил из рук Царя Петра Алексеевича "Жалованную грамоту с объявлением милости и учреждением формы".

Именно слободским казачьим полкам в последующем суждено было стать первыми российскими гусарами.

Первое официальное упоминание о гусарах в Российской Империи относится к периоду русско-турецкой войны 1735 - 1739 годов. Здесь упоминается "гусарский корпус" (500 человек), который входил в состав Днепровской армии графа Бурхарда Кристофа Миниха. В июле 1737 года отряд гусар активно действовал в осаде и штурме Очакова, где потерял всего 10 человек убитыми. Своими действиями гусары показали целесообразность использования легкой кавалерии против полчищ татар и турок.

В 1741 году по царскому указу гусарские полки, как регулярная легкая кавалерия прочно вошла в состав русской армии. Первые полки комплектовались выходцами из европейских государств: сербами, молдаванами, валахами, а также жителями Кавказа - грузинами. Об этом говорят и названия первых гусарских полков: Сербский, Молдавский, Венгерский и Грузинский.

Гусары получили униформу по образцу австрийской армии, которая заключалась в двух суконных куртках, расшитых шнурами и галунами. Одна отороченная мехом (ментик)- при помощи шнуров (ментишкета) укреплялась на левом плече, шнур проходил через правое плечо и охватывал шею. Ментик служил зимней одеждой, а также играл роль защитного приспособления. Вторая куртка (доломан), собственно мундир - носилась "в рукава". Узкие суконные штаны (чакчиры), также расшитые шнуром и короткие сапоги (ботики) с шерстенными кисточками. Головным убором служила меховая шапка (кивер) со шлыком. Новые формирования различались между собой по "полковым" цветам. Так, например, в Сербском полку носили васильковое обмундирование, в Молдавском - доломан и чакчиры красные при синем ментике, в Венгерском - все было красного цвета. Были у гусар и предметы снаряжения, присущие только этому роду кавалерии - это особого вида пояс (кушак), связанный из шерстянных шнуров с цветными перехватами (гомбами), причем у каждого полка была определенная расцветка шнуров и гомб, а так же плоская кожаная сумка (ташка) обшитая сукном "полкового цвета", носившаяся с особым "шиком" у колена на длинных пассиках. На вооружении гусара состояли: сабля, карабин, а также два седельных пистолета, которые находились в ольстрах прикрепленных к седлу.

Все гусарские полки в то время были "поселенными", то есть каждый гусар при поступлении на службу получал земельный надел, в основном на Украине.

Боевое крещение гусарские полки получили во время Семилетней войны в 1757 году, где совместно с ними воевал отряд украинских слободских казаков в 4 тысячи человек под командой бригадира Капниста, в который входил также и и Ахтырский полк. С 1743 года полком командовал полковник (впоследствии бригадир) Иван Алексеевич Лесевицкий. Первое большое сражение против армии Фридриха II произошло под Гросс-Егерсдорфом, однако русская кавалерия в этом бою показала себя не с лучшей стороны, что повлекло за собой ее дальнейшую реорганизацию.

В июне 1762 года, в следствии дворцового переворота на русский престол взошла жена Петра III Екатерина Алексеевна, урожденная принцесса Ангальт- Цербская. Она стала продолжательницей начинаний Петра Великого.

Легкая кавалерия (гусары) в первые годы правления Екатерины II занимала как бы среднее место между регулярной кавалерией и иррегулярными казачьими частями.

В 1765 году по решению губернатора Слободской Украины Щербинина Ахтырский полк был пополнен казаками из других полков, а 3 мая этого же года вышел высочайший указ о расформировании слободского казачьего войска на Украине и создании на их базе гусарских полков: Острогожского, Ахтырского, Харьковского, Сумского и Изюмского. Так впервые появился Ахтырский гусарский полк (со старшинством с 1651 года).

Первым командиром ахтырцев был назначен бригадир, граф И.М. Подгоричани – серб по национальности, "грамотный лишь по нужде, но храбрый и отличный офицер".

Именно этому офицеру отличившемуся еще в 1760 году при рейде русской кавалерии на Берлин, предстояло из полудиких казачьих формирований организовать хорошо обученный гусарский полк. Казаков обучали сомкнутому строю, атакам в шеренгах поэскадронно и повзводно по Уставу 1763 года. К 1766 году формирование полка было завершено. В этом же году был определен полковой праздник - 2 июля, в честь Чудотворной Иконы Ахтырской Божьей Матери.

Интересна история обретения этой Иконы Православной Церковью. В кратких сведениях о Чудотворных Иконах Божьей Матери, Архиепископ Черниговский Феофан пишет:

"В городе Ахтырке, Харьковской губернии, в издавна существующей Церкви во имя Покрова Пресвятой Богородицы в 1739 году был добродетельный и благочистивый священник отец Василий Данилов. При наступлении сенокоса отец Василий купил новую косу и, желая испробовать ее, вышел покосить в своем огороде. Не успел отец Василий сделать трех взмахов, как увидел в траве Икону Богородицы с Распятьем Христа Спасителя, сиявшую особым светом. Коса выпала из рук отца Василия, и он стал читать молитвы к Богородице, осеняя себя крестным знамением. Помолясь пред явленной Иконой Богоматери, отец Василий взял ее в свой дом. Он поставил ее в божницу. Три года стояла эта Икона в доме отца Василия, и домашние его не могли ночевать в этой комнате, испытывая какой-то непонятный страх. Тем более что от Иконы часто исходил чудный свет.

Однажды отец Василий во сне увидел Богоматерь, повелевшую ему омыть Икону и покрыть ее покрывалом. Тотчас проснувшись, батюшка взял Икону, отер с нее пыль и омыл чистою водою, которую собрал в чистый сосуд, чтобы потом вылить в реку. Сделав все это, отец Василий снова лег спать. Видит он сон, будто утром идет он к реке и несет воду, оставшуюся после омовения Иконы, чтобы вылить ее в реку. Встречает он Чудную Деву, которая говорит ему:" Возвратись домой и храни воду, она будет целительной для страждущих лихорадкой". Проснувшись, отец Василий дал попить этой воды своей дочери, страдавшей лихорадкой, и девушка тотчас выздоровела.

После этого стали приходить к батюшке и другие больные лихорадкой, и все они, вкусив воды от Иконы, немедленно выздоравливали. Между тем священник заметил на Иконе в краске язвинки. Он призвал к себе иконописца и поручил ему исправить Икону. Иконописец взял Икону, и принеся ее домой, поставил в приличном месте.

Дня через два, когда иконописец хотел приступить к работе, ночью во сне услыхал он голос, исходящий от Иконы, который назвал его по имени и сказал: "Встань, время тебе отнести Икону туда, где ты Ее взял, лучше сего, ты поправить Ее не можешь". Иконописец в ужасе проснулся, взял благовейно Икону и на рассвете того же дня отнес Ее священнику, рассказав о слышанном им Голосе. Священник, видя особую благодать над Иконой Богоматери, решился перенести Ее в приходскую церковь, для народного поклонения. И здесь Святая Икона, названная Ахтырской, особенно просияла славой чудотворений. В 1743 году, по распоряжению Епархиального начальства произведено было расследование о больших чудесах от Ахтырской Иконы Богоматери. Описание чудес было доставлено в Святейший Синод.

В 1744 году было произведено новое следствие по повелению Императрицы Елизаветы Петровны. В 1746 году еще раз было произведено самое тщательное расследование об изливаемых от святой Иконы чудесах, при чем все испытавшие на себе чудесную помощь Ее под присягой показали о случившихся с ними чудесах и событиях.

Историческая верность чудес оказалась несомненной, и Святейший Синод Указом от 22 июня 1751 года предписал Святую Икону Ахтырской Божьей Матери почитать за Чудотворную. Всех чудес от Святой Иконы, записанных в книгу по 1774 год, значится 324. На месте же явления Иконы, по повелению Императрицы Елизаветы, воздвигнут великолепный храм, оконченный в 1768 году".

В 1768 году мирная жизнь была прервана и ахтырские гусары вместе со своим командиром выступили в поход против Османской Империи. Полк принимал участие во всех столкновениях с турками:в деле под Рябой Могилой, при Ларге,Кагуле, под Измаилом, Рымником, Фокшанами и при осаде крепости Журжа.

Вот несколько фактов из истории:"...в 1769 году Ахтырский гусарский полк в составе отряда князя Прозоровского у Новоселиц разгромил конницу Гасан - Паши, захватив 4 знамени, а в 1770 году под Измаилом ахтырские гусары напали на крупный отряд неприятеля, срубили великое число турок, захватили 6 знамен, 20 пушек и около 4 тысяч пленных. В компанию 1771 года ахтырцы под Журжей блистательно атаковали турецкую конницу, рубились с ней "на палашах" и обратили в бегство,

преследуя до крепостных стен. Командир же Ахтырского гусарского полка полковник Пашкевич, лично руководивший этой атакой, получил орден св. Георгия 4-й степени.

В октябре 1771 года под Бухарестом ахтырцы атаковали отряд янычар, принудили их в бегство и гнали, рубя саблями, 8 верст, захватили знамя и пушку..."

Турки и особенно татары, столкнувшись с новыми гусарскими формированиями, были в панике, им не приходилось еще сталкиваться с таким видом кавалерии, к тому же еще непривычно обмундированным. На людей и лошадей наводили ужас ментики, развивающиеся за плечами наших гусар - им казалось, что это какие-то демоны с крыльями. На тот период ахтырские гусары носили зеленые доломаны и чакчиры, и черные ментики.

В 1774 году полк воюет в корпусе генерал-майора А.В. Суворова и принимает участие в осаде крепостей Шумла, Рущук, Силистрия, сражается под Ларгой и Кагулом. Не раз ахтырские гусары в эту компанию сталкивались с неприятелем.

В истории полка запечатлен ночной бой гусар против превосходящего по численности отряда отборной турецкой конницы - янычар. Произошло это при осаде крепости Силистрия, где гусары по приказу Суворова почти каждую ночь несли дозорную службу.

"...Однажды дозор ахтырцев в количестве 20 гусар под командою поручика Головатого заметил крупный отряд противника, который двигался со стороны крепости. Видимо турки хотели предпринять ночную вылазку с целью пробиться за подмогой к своим основным силам. Поручик Головатый мигом разбил свой отряд на три части и обогнув холм устроил засаду, с тем чтобы атаковать турок с тыла и с флангов, одновременно отрезав им путь к отступлению. Турки шли под лунным светом беспечные и самодовольные на остатках крепостной сытости и тепла. Вдруг в темноте раздался пронзительный свист и турки увидели как с тыла и с флангов несутся на них во весь опор гусары Головатого. С перепугу, вместо того чтобы пытаться прорваться к своей крепости, они наоборот стали уходить в обратную сторону. В какой-то момент турки как будто сообразив, что делают не то, выстроились и собрались дать бой. Янычары, обнажив кривые сабли-ятаганы, молча ждали. При ярком лунном свете гусары единым духом неслись на противника. "Руби их, неверных! - вопил Головатый на полном скаку". Янычары приняли бой.

Это был тяжелый, кровавый и неслыханный по своей жестокости бой. Под куполом ночного неба люди и лошади, сцепившись, грызли, рубили и душили друг друга. Раненых никто не видел, ступая по трупам, озверевшие лошади топтали копытами окровавленную землю и дымящиеся внутренности павших. Гусары, кружась вокруг неприятеля, снова и снова врубались в кучу янычар, размахивая окровавленными саблями. Одна, большая часть турок, вырвалась из кольца и понеслась в сторону крепости, оставшиеся продолжали яростно сопротивляться. Внимание Головатого привлек один молодой янычар, вооруженный ятаганом и кинжалом, которыми он ловко отбивался от наседавшего на него вахмистра Кресало. В какое-то мгновенье Головатый залюбовался храбростью этого воина, но после того как вахмистр с расколотой головой выпал из седла, самолюбивый поручик решил взять его в плен.

Разогнав своего жеребца, он обрушился на янычара с целью выбить того из седла, но ловкий турок не сдавался и в конечном итоге был зарублен кем-то из налетевших гусар. Ахтырцы ушли с поля боя, захватив с собой тело храброго воина и около 10 пленных, от которых потом узнали, что это был двадцатилетний сын каушанского хана. На утро посланный к месту ночного боя дозор доложил, что насчитал более 50 трупов противника. Потери отряда Головатого составили 6 гусар и вахмистра Кресало. А.В. Суворов, выслушав доклад о ночном бое, пожелал лично взглянуть на храброго воина.

Вернувшись в штаб-квартиру, генерал написал несколько строк, которые стали украшением всей этой войны. "Не как российский генерал, - писал он каушанскому хану, - а как отец, я возвращаю вам, светлейший хан, тело вашего сына и склоняю свою седую голову пред его мужеством". В тот же день в сопровождении полкового священника и поручика Головатого тело юноши было переправлено в крепость".

Головатый за это дело получил чин ротмистра и был представлен к награждению орденом Св. Георгия 4-й степени, но получить столь высокую награду не успел, так как был убит в сражении при реке Кагуле.

Среди героев этой войны встречается имя секунд-майора Ахтырского гусарского полка Семена Гавриловича Зорича(настоящая фамилия Неранчич). В 1760 году в гусары. Не раз во главе эскадрона ахтырцев Зорич бросался в смелые атаки и однажды, в бою около Ларги, попав в окружение турецких всадников, не смог пробиться к своим. Гусары поспешили на помощь к своему командиру, видя, как он крутясь на коне, саблей разит противника. Но не успели его выручить, от удара пики в спину Зорич упал с лошади. Его смерть не только не привела эскадрон в расстройство, а наоборот ожесточила гусар. Турки были наголову разбиты, в отместку за любимого командира ахтырцы не брали пленных. После сражения на поле боя насчитали в общем свыше трех тысяч убитых турок. Русские потери составили всего 15 убитых и 152 раненых, но тело Зорича найдено не было. О его подвиге сообщили главнокомандующему П.А. Румянцеву и Императрице Екатерине. Позже выяснилось, что Зорич не погиб, а раненым попал в плен.

В 1775 году, после окончания войны, он вернулся в Россию, где его подвиг был отмечен высокой наградой - орденом св. Георгия 4-й степени.

В последующем, Зорич стал адъюнктом у всесильного Г.А. Потемкина и попал на глаза Императрице, которая приблизила его ко двору. Не прошло и 2-х лет, как прежде не богатый офицер армейского гусарского полка сделался командиром лейб-гусар, графом, генерал-адъютантом и владельцем обширных поместий. Но Зорич имел несколько недугов - он любил карты и хорошо выпить, после чего случались всякого рода скандалы и дуэли. Поэтому он попал в опалу и покинул Санкт-Петербург, уехав в свое имение в г. Шклов, где зажил на широкую ногу, продолжая транжирить деньги и картежничать. Правда на свои сбережения С.Г. Зорич успел основать Шкловское благородное училище (в последующем 1-й Московский кадетский корпус), но скоро запутавшись в долгах и бесконечных

тяжбах с кредиторами, он окончательно упал в глазах Екатерины II.

При Павле I о Зориче вспомнили и было назначили шефом Изюмского полка, но опять началось: карты, мотовство, долги...Государь отправил его в отставку и сослал в тот же Шклов, где он и умер.

Как было сказано в это время на арену военно-административной и реформаторской деятельности выдвинулась новая фигура, фаворита Императрицы Екатерины II - Георгия Александровича Потемкина. Став вице-президентом Военной коллегии, Потемкин провел сразу же реформу в армии и в частности в кавалерии.

В связи с этим, 27 июня полк получает новое название: Ахтырский гусарский полк Украинской конницы, а буквально через полгода всех гусар переименовали в легкоконные полки, лишив их роскошных мундиров. В этом качестве ахтырцы в 1788 - 1789 годах принимали участие в осаде Очакова, а также в сражениях при Фокшанах и Рымнике. В ходе этой компании и в условиях постоянной реорганизации армии, в 1788 году при полку учреждается команда конных егерей, которая в сентябре 1789 года была выделена на формирование Елизаветградского конно-егерского полка. В конце марта 1790 года полк в полном своем составе был присоединен к Харьковскому легко-конному полку. Но в 1792 году полк был восстановлен как самостоятельная боевая единица и ему было возвращено название "гусарский".

Затем были военные действия в Польше в марте-октябре 1794 года. Здесь ахтырцам пришлось сражаться с восставшими поляками под командованием генерала Тадеуша Костюшко. В эту компанию было несколько крупных столкновений: у Щекоцина, Крупчиц, Тересполя и под Кобылкой. В последнем сражении гусары были вынуждены спешиться, и обнажив сабли вместе с егерями кинуться на противника. В результате яростной атаки весь польский отряд был уничтожен, а русским досталось 9 орудий, знамя и почти весь обоз.

После вступления на престол Павла I, в 1796 году полк снова утерял свое историческое наименование, будучи назван именем своего шефа – гусарского бригадира Линденера. Полк был доведен до 10 эскадронов и им было предписано носить доломаны и ментики цвета "прелой вишни", то есть - коричневые. Полком командовал полковник Барчугов. Его именем полк был назван в сентябре 1800 года. В 1803 году от полка были отчислены два эскадрона на формирование предполагавшегося Одесского гусарского полка., который по сформированию был назван "Лейб-гвардии Уланским".

ГЛАВА II

Отечественная война 1812 года - Партизанские действия ахтырцев - Заграничный

поход 1813 - 1814 годов.

Отечественная война 1812 года стала звездным часом в истории ахтырских гусар, прошедших с боями весь путь русской армии. Ахтырский гусарский полк накануне войны располагался между реками Неман и Буг. С первых дней вторжения армии Наполеона в пределы России, ахтырцы постоянно находились в соприкосновении с неприятелем, прикрывая отход 2-й Западной армии князя П.И. Багратиона. Командовал полком генерал-майор князь Илларион Васильевич Васильчиков (1775 - 1847). По свидетельству современников, "он был храбрым, боевым командиром знающим военное дело, не раз отличавшимся в прошедших сражениях, получившим за свою службу шесть ранений". Багратион как-то сказал о Васильчикове: "Коли этого молодца не ухлопают за храбрость, то при придворной ловкости быть ему главным в России "чиноначальником"..." Впоследствии (при Николае I) И.В. Васильчиков стал председателем Государственного совета, то есть занимал высшую должность в Империи.

Ахтырские гусары совместно с Харьковским, Черниговским, Киевским и Новороссийским драгунскими полками, а так же с Литовским уланским полком входили в состав 4 кавалерийского корпуса под командованием генерал-майора К.И. Сиверса. Корпус воевал в арьергарде 2-й Западной армии, которым командовал донской атаман М.И.Платов. Золотыми страницами вписаны в историю полка места сражений в грозную пору 1812 года.

Первое серьезное столкновение с неприятелем произошло у деревни Мир (28 июня). Здесь донские казаки и гусары Васильчикова завязали с авангардом маршала Даву кавалерийский бой, который длился с переменным успехом около 6 часов. В результате польские уланы генерала Рожнецкого были частью порублены, а частью обращены в бегство. Ахтырцы преследовали неприятеля и захватили множество пленных.

2 июля по приказу Багратиона наш арьергард в течение суток сдерживал кавалерию Латур-Мобура у местечка Романов. Шедший впереди французский конно-егерский полк, после первой же атаки ахтырцев потерял больше половины своего состава и был вынужден отступить. Только прибытие новых подкреплений к французам заставило гусар прекратить преследование. Это было второе крупное арьергардское дело, не менее блестящее, чем первое - под Миром, но более значительное по результатам. 2-ая армия теперь могла, без опасения быть окруженной, двигаться на соединение с 1-й армией Барклая-де-Толли.

11 июля на опушке леса у деревни Салтановка завязался ожесточенный бой 7-го корпуса генерал-лейтенанта Н.Н.Раевского с превосходящими силами противника. Стремясь поднять боевой дух солдат, Раевский сам повел пехоту в атаку. Вместе с ним находились два его сына. Старший нес знамя Смоленского пехотного полка, а младший шел рядом с отцом. Как писал один из очевидцев этого боя:"... Волна восторга и ужаса прокатилась по полкам. Все рванулись за Раевским, тысячи людей бежали с примкнутыми штыками, но эту лавину встретил адский огонь.

Атака была отбита неприятелем и войска отходили, облепленные кровавой кашей тел. На выручку пехоте бросились ахтырские гусары во главе со своим командиром князем Васильчиковым, который летел впереди не вынимая сабли из ножен. Между лесом и густым кустарником тянулась широкая просека, покрытая однако недокорчеванными пнями. Гусары шли по этой просеке развернутым строем. Огненный дождь поливал коричневые доломаны, ядра крутились под ногами коней. Полк шел галопом. Это зрелище было прекраснее любого петербургского парада...". Ахтырские гусары в арьергардных боях понесли немалые потери, об этом можно судить из письма И.В.Васильчикова, которое он писал графу Воронцову: "Мы продолжаем отступать, неизвестно почему, мы теряем людей в арьергардных боях и окончательно губим нашу кавалерию. Мой полк благодаря этому животному, Сиверсу, свелся к 400 человекам, другие полки не лучше..." А вот приказ П.И.Багратиона о распределении резервных частей сформированных М.А.Милорадовичем (пр. N 122, Главная квартира в Сельце):"...По повелению его сиятельства г. главнокомандующего распределил я в полки на укомплектование из резервных эскадронов:... в Ахтырский гусарский полк - Ахтырского и Павлоградского гусарских полков унтер-офицеров 15, музыкантов 4, рядовых 233, нестроевых 3, итого 235 человек из которых генерал-майору Сиверсу, укомплектовав Ахтырский гусарский полк, остальных обратить на укомплектование драгунских полков..."

После кровопролитных боев за Смоленск и сражения при Валутиной Горе, две русские армии благополучно переправились через Днепр, на правом берегу оставался только арьергард Платова. 9 августа 2-я армия вблизи Дорогобужа примкнула к левому флангу армии Барклая и сразу же начались новые арьергардные бои. У с. Усвяты французы атаковали и начали теснить передовые посты казаков Платова. В дело вступила кавалерия князя Васильчикова и неприятелю был нанесен большой урон в живой силе. Успех был настолько велик, что корпус генерала Раевского уже был готов контратаковать французов, но так как неприятель отошел и ничего не предпринимал, Васильчиков прекратил преследование и вернулся на прежние позиции.

15 августа Ахтырский полк у р. Осьма был атакован кавалерией Мюрата, завязался ожесточенный кавалерийский бой, около семи часов ахтырцы сдерживали противника и только к вечеру поступил приказ отступить к основным силам.

Арьергард генерала Коновницына 19 августа остановился на отдых у Гжатска и отстал от основных сил. Но отдыха не последовало, пользуясь случаем корпуса Мюрата и Даву настойчиво атаковали арьергард. После короткого, но жестокого столкновения Коновницын отошел за Гжатск, оставив небольшой отряд кавалерии. Этот отряд, вместе с ахтырскими гусарами, был отрезан неприятелем, и отступил за реку, полями и заборами. Устроив засаду в пригороде Гжатска, гусары и казаки неожиданной атакой обратили в бегство французский авангард и благополучно догнали главные силы.

Далее последовало отступление до Бородина. Но до этого великого сражения Ахтырские гусары отличились 24 августа в схватке у Колоцкого монастыря, которая переросла в ожесточенный многочасовой бой. "Бой ужасный!" - пишет его участник, известный партизан, в то время подполковник Ахтырского полка Д.В.Давыдов, - Нас обдавало градом пуль и картечей, ядра рыли колонны наши по всем направлениям". Затем было столкновение у Шевардинского редута, которые историки называют кавалерийским. Русская пехота сражалась за сам редут, а кавалерия за поле перед ним. С нашей стороны в бою участвовал 4-й кавалерийский корпус и кирасирская дивизия генерал-майора Дуки, то есть всего 11 кавалерийских полков. Со стороны французов здесь находилась кавалерия Мюрата и корпуса Даву, Нея и Жюно. Всего на Шевардинский редут Наполеон бросил 30 тыс. пехоты и 10 тыс. кавалерии.

В первой половине баталии гусары Ахтырского полка совместно с киевскими драгунами отразили попытку неприятеля обойти фланг отряда по Ельнинской дороге. Только около 11 часов вечера русские войска ставили редут, потеряв 6 тысяч убитыми. Они отошли на главные позиции у Бородина. Ахтырский полк в составе 4-го корпуса занял предписанное ему место у деревни Семеновское, прикрывая флеши.

На рассвете 26 августа залпом огромной французской батареи из 102 орудий началось генеральное сражение при селе Бородино. После массированной артиллерийской подготовки, стройными рядами двинулась вперед французская пехота. Самые драматические события происходили на левом фланге русской армии, где у деревни Семеновское располагались флеши, обороняемые 2-й армией Багратиона. Первая атака была отбита, но буквально через полчаса 57-й линейный французский полк ворвался на южную флешь. Войска Д.П. Неверского тут же перешли в контратаку, неприятель был выбит с флеши и стал отступать. Честь почина кавалерийских схваток на Бородинском поле принадлежала гусарам Ахтырского полка, они яростно врубились в отступающую неприятельскую пехоту, отбили 12 захваченных им орудий. Но увезти их не смогли, поскольку на помощь пехоте уже мчались две французские кавалерийские бригады. Семь атак неприятеля на Багратионовы флеши отбили наши войска, укрепления переходили из рук в руки.

Во время восьмой атаки был смертельно ранен князь П.И.Багратион, который лично возглавил контратаку русских. Флеши пришлось оставить и наши войска отошли за Семеновский овраг. Очередной вал конницы обрушился на защитников деревни Семеновское. На нашу пехоту шли "железные люди кирасирской дивизии Нансути, саксонские кирасиры Лоржа и польские уланы Рожнецкого из корпуса Лотур-Мобура. Положение нашей пехоты было критическим, кирасирам Лоржа удалось прорваться и они оказались в тылу гвардейских полков. На помощь гвардейцам пришли наши кирасиры и полки 4-го корпуса К.К. Сиверса. Ахтырский гусарский полк с фланга обрушился на саксонских кирасир и отбросили их за овраг. Здесь отличился поручик Николай Семичев, который будучи ранен пулею в грудь не вышел из боя и остался в строю. Картина была ужасающей. "Лошади павших всадников бегали целыми табунами" -писал Богданович. Кстати, именно этот момент сражения является самой яркой частью Бородинской панорамы Ф.А.Рубо.

Ахтырские гусары отразили все атаки противника и сами 11 раз атаковали французские войска. Потери полка в Бородинском сражении однако были не столь велики. Как пример, приведу выписку из "Ведомости нижним воинским чинам бывших 1-й и 2-й Западных армий убитым, раненым и без вести пропавшим в сражении 26 августа 1812 года при селениях Бородине и Семеновке.

Убитых Раненых Без вести пропавшие

1* 2 3 4 1 2 3 4 1 2 3 4

1-го кавалер. корпуса

В полках

<;;p>Лейб-гвардии гусарском 1 11 - 15 2 15 - 28 - - - -

Лейб-гвардии драгунском - - - 5 - - - - - - - -

Лейб-гвардии уланском - - - - - - - - - - - -

Лейб-гвардии казачьем - 3 - - 8 20 2 - - - - -

Нежинском драгунском - - - 7 - - - - - - - -

Елизаветградском гусарском 1 4 - 17 2 12 - 40 - 20 - -

2-го и 3-го кавалер. корп.

В полках

Московском 4 19 1 90 3 43 - 43 - 20 - 18

Псковском 2 20 79 79 2 49 - 30 - 32 - 66

Изюмском гусарском 2 9 1 102 8 99 - 35 - 18 - 13

Польском уланском - 16 - 19 - 20 1 - 1 15 - 13

Курляндским драгунском 2 15 - 138 6 49 - - - 7 - 8

Оренбургском - 8 - 32 2 22 - 23 - 16 - 13

Сибирском - 28 - 35 3 82 - 43 1 42 - 42

Иркутском 2 24 3 74 7 65 - 38 1 21 - 15

Мариупольском гусарском 8 155 - 198 9 26 - 31 - - - -

Сумском гусарском 1 28 1 146 9 44 1 27 - 33 - 15

4-го кавалер. корпуса

В полках

Харьковском - - - - - - - - - - - -

Черниговском 1 20 - - 4 41 - - 3 44 1 -

Киевском 1 8 - 72 2 37 1 37 - 1 1 -

Новороссийском - - - - - - - - - 19 - -

Ахтырском гусарском 2 27 - - 8 98 4 - 1 - 1 -

Литовском уланском - - - - - - - - - - - -

* 1 - Унтер-офицеров

2 - Рядовых

3 - Нестроевых

4 - Строевых лошадей

Еще одна славная страница в истории полка связана с именем поэта-партизана Дениса Васильевича Давыдова. Еще накануне Отечественной войны, будучи адьютантом П.И. Багратиона, он просит его разрешения "стать в рядах славного Ахтырского гусарского полка". По представлению князя Багратиона 8 апреля 1812 года Давыдов был произведен в подполковники и назначен командиром 1-го батальона Ахтырского полка. Как в последующем писал Давыдов: "Я считаю себя рожденным единственно для рокового 1812 года".

С вступлением наполеоновских войск в Москву война не была закончена, как полагал французский Император. Русская армия находилась в Тарутинском лагере, где восстанавливала свои силы и готовилась к новым боям. В это время вокруг Москвы, во всех губерниях и уездах, где находились захватчики, вспыхнула партизанская война. Было создано не мало крестьянских отрядов, но первый армейский партизанский отряд сформировал Д.В. Давыдов. Отряд состоял из 50 ахтырских гусар 80 донских казаков, которых Давыдов отбирал лично.

Сразу же по завершению боя за Шевардинский редут отряд Давыдова отделился от действующей армии и отправился в рейд по тылам французской армии. Руководя непосредственно армейскими партизанскими отрядами, координируя их действия, М.И. Кутузов с особым вниманием следил за отрядом Д.В. Давыдова, сообщал ему о движении армии и войсковых частей, выделяемых для поисков в тылу противника. В бумагах Давыдова сохранилось много писем и записок, которые по указанию М.И. Кутузова присылал гусару-партизану генерал П.П. Коновницын.

Первое боевое крещение ахтырцы -партизаны получили 2 сентября около села Токарево, уничтожив крупный отряд мародеров и захватив в плен около 100 человек.

Отряд наносил ощутимый урон неприятельской армии, громя и перехватывая транспорты с фуражом и провиантом. Вот как описывал Денис Давыдов в "Дневнике партизанских действий" одно из дел своего отряда:"... На рассвете мы атаковали в виду города неприятельский отряд, прикрывавший транспорт. После стремительной атаки большая часть прикрытия рассыпалась, успех превзошел мое ожидание:270 рядовых и 6 офицеров сложили оружие, до 100 человек легло на месте. Сей транспорт состоял в новой одежде и обуви на весь 1-й Вестфальский гусарский полк и (по найденной накладной) стоил 17 тысяч франков".

В формулярном списке Д.В. Давыдова имеется следующая отметка: "В действительных сражениях находился... Под Ляховым 28 октября, под Смоленском 29, под Красным 2 и 4 ноября, где разбил наголову депо французской армии, под Белыничами 14-го и за отличие награжден орденом св. Георгия 4-го класса, занял отрядом своим г. Гродно 8 декабря и за отличие награжден орденом св. Владимира 3-й степени".

Приказ о взятии Гродно Давыдов получил лично от М.И. Кутузова, причем в приказе говорилось: "очистить окрестности оного более через дружелюбные переговоры, нежели посредством оружия". Гарнизон города, состоявший из 4 тысяч солдат и офицеров и 30 орудий, оставил город. 24 декабря 1812 года Д. Давыдов получил повеление соединиться с корпусом Дохтурова, на этом для него партизанская война закончилась.

А действующая армия тем временем продолжала вести боевые действия против армии Наполеона. Ахтырский гусарский полк внес свой вклад в победы при Тарутине, Малоярославце и Полоцке. В боях у Вязьмы 22 октября ахтырские гусары совместно с Киевским драгунским полком первыми нанесли удар по корпусу маршала Даву и корпусу Евгения Богарне. Атака была удачной, в которой ахтырцы захватили в плен бригадного генерала Негеля, но отсутствие пехоты, отставшей от кавалерии, помешало закрепить успех. И лишь к вечеру, после упорного боя город был освобожден от французов. Затем были сражения под Красным и Борисовым, переправа остатков "Великой армии" через Березину и бегство Наполеона из Сморгони.

25 декабря 1812 года был объявлен высочайший Манифест об окончании Отечественной войны. За отличия, оказанные в компании 1812 года полку было пожаловано 19 серебряных труб с надписью "Ахтырскому полку за отличiе при пораженiи и изгнанiи непрiятеля изъ пределов Россiи 1812 г." (Высочайший Указ от 13 апреля 1813 года)

26 декабря 1812 года командиром ахтырцев был назначен брат И.В.Васильчикова - полковник Дмитрий Васильевич Васильчиков.

1 января 1813 года ахтырцы в составе главных сил русской армии перешли Неман, началось освобождение Европы от наполеонского владычества. В заграничном походе 1813 - 1814 годов полк так же имел ряд блистательных побед, ахтырские гусары храбро сражались при Люцерне и Бауцене.

14 августа 1813 года при реке Кацбах завязался упорный бой союзной армии с войсками Наполеона. После того, как французские кирасиры из дивизии Себастиани обратили в бегство прусскую конницу положение стало критическим, но на помощь союзникам пришли гусары Мариупольского и Александрийского полков. Завершили же этот бой блистательной фланговой атакой гусары Ахтырского и Белорусского полков. Французская кавалерия была буквально опрокинута в воды Кацбаха. За эту атаку ахтырские гусары были награждены знаками на кивера с надписью: "За отличiе 14 августа 1813 г."

В августе же 1813 года отряд под командою Д.Давыдова, в который входили ахтырские и белорусские гусары превосходным маневром проник к Дрездену и занял половину города, защищаемого корпусом Даву. Но за это дело Давыдов попал в опалу и был выслан в главную квартиру русской армии. Как оказалось, ему было предписано не брать города, а только подготовить торжественное его взятие генерал-адъюнктом Винцегероде, любимцем Императора. Однако после ходатайства друзей перед Александром I, Давыдов снова возвращается в свой полк - уже в качестве его командира.

Решающим в компании 1813 года была "Битва народов" при Лейпциге. Оно длилось четыре дня, в ней участвовало с обеих сторон около 500 тысяч человек (в том числе около 130 тысяч русских). Ахтырский гусарский полк находился в составе прусской армии, во главе которой стоял 72-летний маршал Гебхард Леберехт фон Блюхер, Alte Vorwarts (Старик "Вперед"), как называли его солдаты. Ахтырский полк был брошен в атаку прямо с похода, в которой захватил 5 орудий и до 560 пленных.

20 декабря 1813 года вместе с армией Блюхера ахтырцы под командой полковника Д.В. Давыдова вступают в пределы Франции. Одно за другим следовали столкновения под Бриеном, Ла-Ротьером. После Краонского сражения, в коем все генералы 2-й гусарской дивизии были убиты или ранены, Д. Давыдов двое суток управляет дивизией, а потом бригадой, составленной из Ахтырского и Белорусского гусарских полков. За отличие в этом сражении Давыдов производится в генерал-майоры. После сражений под Монмиралем и Фер-Шампенаузом союзные войска вступают в Париж.

В апреле 1815 года ахтырцам вновь суждено было побывать во Франции, куда они прибыли в составе армии генерал -фельдмаршала Барклая-де-Толли. На этот раз Ахтырские гусары были лишь участниками знаменитого смотра при Вертю. Именно с этим пребыванием ахтырцев во Франции связана одна из полковых легенд, которая действительно имела место и получила отражение в полковой песне.

"Прибыв в предместье Парижа и осмотрев полк Д.В. Давыдов, тогдашний командир полка, нашел внешний вид своих гусар довольно плачевным. Мундиры за время боевых действий изрядно обносились. Полк был расквартирован вблизи женского монастыря, монахини которого носили рясы "полкового "цвета, то есть коричневые. Решение подсказала сама жизнь, по приказу Давыдова с монастырского склада было изъято все сукно, необходимое для пошива новых мундиров. На параде Ахтырский полк выглядел блестяще и произвел впечатление на Ииператора. После этого, Александр I своим указом повелел ахтырским гусарам на вечные времена носить коричневые мундиры.

Подтверждение правдивости этой легенды я получил совсем недавно, пообщавшись с потомками Ю.М.Лермонтова, которые рассказали мне, что третьим тостом ахтырских гусар всегда был тост : "За французских женщин, которые пошили нам мундиры из своих ряс!".

Третьей боевой наградой Ахтырскому полку (по повелению Государя от 22 октября 1819 года) стал Георгиевский Штандарт с надписью: "Въ воздаянiе отличного мужества и храбрости, оказанныхъ въ благополучно оконченную компанiю 1814 г."

Ахтырский полк славен не только своими ратными делами, но и замечательными людьми служившими в нем. В 1813 году в полку проходил службу П.Я. Чаадаев, который по его желанию был переведен в Ахтырский полк из Лейб-гвардии Семеновского полка и дошел с ним до Парижа.

В 1817 году ахтырским гусаром стал видный мастер русского романса, автор знаменитого "Соловья" Александр Александрович Алябьев. Он был переведен в полк из Иркутского гусарского полка в чине штабс-ротмистра. Военные годы подарили Алябьеву лучших друзей, одним из которых был Денис Давыдов. С ним он встретился еще в 1812 году и некоторое время принимал участие в партизанских действиях его отряда. Алябьев был уволен со службы в 1823 году в чине подполковника.

Ахтырские гусары имели некоторое отношение и к событиям 14 декабря 1825 года.

Член Союза спасения и Южного общества Артамон Захарович Муравьев в 1824 году был назначен командиром Ахтырского гусарского полка. После подавления мятежа в Петербурге он был отстранен от командования, арестован и осужден по первому разряду к каторжным работам. Место командира полка (временно) занял подполковник Иван Алексеевич Арсеньев 4-й, однако по оговору в феврале 1826 года он тоже был арестован по подозрению к причастности к декабристам.. Арсеньев содержался в Петропавловской крепости, но не долго. 22 февраля того же года он был освобожден с оправдательным аттестатом и в качестве компенсации назначен командиром Мариупольского гусарского полка, которым прокомандова до 1835 года.

Через 12 лет мирной жизни, в 1828 году началась очередная русско-турецкая война. Ахтырский полк принял участие в этой войне, он вошел в состав отряда генерал-лейтенанта Ридигера. Гусары сражались при штурме Бабадага, занятии Козлуджи, в наступлении к Шумле.

Весной 1829 года под Шумлой ахтырцы участвовали в кавалерийском деле князя Мадатова. Полк сперва атаковал турецкую конницу, а рассеяв ее ворвался в укрепленный лагерь, защищаемой пехотой. Началась страшная рубка, ахтырцы взяли неприятельский редут с двумя орудиями и захватили два знамени. За это дело 6 апреля 1830 года Ахтырскому гусарскому полку были пожалованы 21 Георгиевская труба без надписи.

В 1831 году в Польше снова вспыхнуло восстание. Ахтырские гусары в составе армии генерал-адъютанта графа Паскевича были выдвинуты в Польшу, усмирять мятежников. Нужно сказать, что поляки оказались сильными противниками. Ахтырцы действовали против отряда Дверницкого (офицера бывшей наполеоновской армии) и первый бой произошел 6 апреля под Боромлею (на реке Стырь). В последующие дни полк находился в постоянном движении, целью которого было не упустить Дверницкого. В конечном итоге он был настигнут и загнан в австрийские пределы, где и сложил оружие. На этом закончились боевые действия ахтырцев в эту компанию.

В 1833 году произошла реорганизация всей кавалерии, было решено увеличить силу полков. К Ахтырскому гусарскому полку был присоединен 3-й дивизион упраздненного Ольвиопольского полка.

С июня 1848 года и до апреля 1850 года Ахтырский полк в составе 5-го корпуса совершил поход в Дунайские княжества, где вместе с австрийской армией участвовал в подавлении народного восстания. Самое крупное сражение этой компании произошло у Дебречина, здесь ахтырцы в лихой атаке разгромили авангард венгров и на плечах повстанцев ворвались в город.

В июне 1853 года ахтырцы вновь на Дунайском театре военных действий.В течение этого и следующего года они принимают участие в целом ряде мелких военных действий - стычек и набегов у Четати, Журжи и Кэлэраша.

В период событий Крымской войны, когда против России выступила целая коалиция: Турция, Франция, Англия и Сардинское королевство, Ахтырский полк простоял в Бесарабии не принимая непосредственного участия в боевых действиях.

И только 14 марта 1854 года один из дивизионов полка участвовал в деле против башибузуков. В 1856 году гусары наконец-то вернулись к себе в Ахтырку.

С 1864 года, в результате очередной реорганизации армии, всем кавалерийским полкам присвоили порядковые номера, которые совпадали с номерами дивизии. Ахтырский гусарский полк состоял в 12-й кавалерийской дивизии, таким образом в турецкую войну 1877 - 1878 годов полк именовался как 12-й гусарский Ахтырский полк. Полком командовал полковник Н.Н.Тевяшов. За оказанные в эту турецкую компанию отличия ахтырцам были пожалованы гусарские шнуры гвардейского образца.

В 1882 году Ахтырский гусарский полк был расквартирован в местечке Теофиполь, Староконстантиновского уезда, Волынской губернии. В этом же году произошло общее преобразование кавалерии, все гусарские и уланские полки были переименованы в драгунские с изменением униформы. Император Александр III вступил на престол под девизом: "Самодержавие, православие и народность", и именно "народность" вошла во внешний вид всей армии. Это полукафтаны, цветные кушаки, широкие шаровары. Гусары неохотно расставались со своими красивыми мундирами, многие офицеры подали в отставку, не желая носить "мужицкую" одежду. Устраивались даже торжественные "похороны" гусарских мундиров. На деньги полковой казны нанимался катафалк, на который складывали мундиры и затем под траурный марш полкового оркестра процессия со скорбными лицами шла за город где и "хоронили" напоминающие о славном прошлом мундиры.

Но такова была воля Императора и страсти со временем улеглись. Ахтырский полк принял наименование 36-го драгунского Ахтырского Его Королевского Высочества принца Фридриха-Карла Прусского полка, а с 1885 года - просто 36-го драгунского Ахтырского полка. Взамен же заслуженных гвардейских гусарских шнуров, им был присвоены петлицы за военные отличия.

ГЛАВА III

Августейший Шеф

В честь 250 летия полка в 1901 году ахтырские гусары получили от Императора Николая II самую дорогую награду за свой ратный труд. Высочайшей волей, шефом полка была назначена Ея Императорское Высочество Великая Княгиня Ольга Александровна. Господа офицеры полка ходили с сияющими лицами именинников. На долю армейского гусарского полка выпала небывалая честь, шефом будет родная сестра царствующего Государя Императора.

После неудачной войны с японцами 1904 - 1905 годов, администрация задумалась о поднятии боевого и морально-психологического духа армии. Как напоминание войскам о славных традициях, армии вернули парадную униформу эпохи Александра II, а кавалерии еще и деление на виды. Так, в 1907 году в русской армии снова появились гусарские и уланские полки. Поэтому ахтырцы стали именоваться 12-м гусарским Ахтырским Ея Императорского Высочества Великой Княгини Ольги Александровны полком и с этим названием полк уже не расставался до самого своего последнего дня.

В 1912 году, в 100-летний юбилей Бородинского сражения было увековечено имя прославленного командира ахтырцев Д.В. Давыдова, полку навечно присвоено его имя.

Летом 1914 года в Красном Селе проходил очередной смотр Государем гвардейских полков. Кроме гвардии на этот смотр приглашались и армейские полки, шефами которых были члены Императорской фамилии. Ахтырские гусары блестяще показали себя Императору, особенно все присутствующие были в восторге от развернутой атаки прямо на гостевую трибуну, котороую "защищала" пехота.

Внезапно грянула Первая мировая война и ахтырцы прямо с парада не заходя к себе в Меджибуж, ушли на фронт. Н.А.Куликовский, чтобы быть ближе к Ольге Александровне добровольно перевелся из гвардии в ряды Ахтырского полка и с ним ушел на Юго-Западный фронт. А Великая Княгиня, которая имела медицинский опыт пошла простой сестрой милосердия на тот же участок фронта.В последующем она стала начальницей госпиталя, который был оборудован на Ее личные средства. Все раненые ахтырцы попадали в ее лазарет и Ее Высочество собственноручно обмывала больных, перевязывала их раны, и всем казалось, что от прикосновения ее рук боли утихали. Если же смерть вырывала гусара из рядов полка, что случалось в лазарете, то любящие руки Ее Высочества закрывали глаза ушедшему в другой мир, и Великая Княгиня склонялась над мертвым в прощальном поцелуе. На груди каждого ахтырца был образок Ахтырской Божьей Матери с надписью "ахтырскому гусару от Шефа".

В 1916 году Ольга Александровна обвенчалась с любимым Ею ротмистром Ахтырского полка Н.А.Куликовским. На свадьбе присутствовали члены Императорской семьи, а также офицеры Ахтырского полка и сестры милосердия из госпиталя Великой Княгини. В истории русской императорской армии это был единственный случай когда Августейший Шеф полка являлся бы и супругой офицера полка (полковой дамой).

После октябрьского переворота 1917 года Ольга Александровна находилась в Крыму, где у Нее 12 августа родился первенец. Он был крещен Тихоном, в честь Святителя Тихона Задонского. Фактически все члены Императорской фамилии, находящиеся в Крыму, были приговорены к смерти и только борьба между ялтинскими и севастопольскими советами за "честь" привести приговор в исполнение спасла им жизнь. Споры советов затянулись до прихода в Крым немцев, а в ноябре 1918 года, после выхода Германии из войны, туда вступили части белой армии и союзники. Английский король Георг V прислал за своей тетей корабль "Marlboro", но Она согласилась эвакуироваться из Крыма при условии, что англичане заберут всех российских граждан желающих уехать за границу.

Английские моряки выполнили эту просьбу. Однако Ольга Александровна с супругом отказалась тогда покинуть Россию, подвергая свою семью большой опасности. Они переехали на Кубань, тогда еще свободную от большевиков и поселились в станице Новоминской, где весной 1919 года у них родился второй сын. Младенца назвали Гурием, в честь одного из героев Ахтырского полка - Гурия Панаева, погибшего в 1914 году. Когда красные подступили к Новоминской, Великая Княгиня с семьей отпрапвилась в скитание по России. В Ростове их приютил датский консул, затем они эвакуировались сначала в Константинополь и далее в Югославию. В Белграде Ольгу Александровну посетил регент Александр Карагеоргиевич (впоследствии король Александр I) и предложил остаться в Сербии на постоянное жительство. Но Великая Княгиня, узнав что Ее матушка находится в Дании, перебралась туда вместе с семьей. В эмиграции Ольга Александровна постоянно поддерживала связь со старыми друзьями и конечно же со своими верными ахтырцами.

Мирная жизнь прекратилась в 1940 году после захвата Дании фашистской Германией. В течение пяти лет окупации Великая Княгиня продолжала русским, попавшим в беду в зарубежном изгнаньи. После капитуляции Германии русским изгнанникам не стало легче, теперь за ними охотилось советское правительство. В доме ольги Александровны нашли приют многие русские люди, которых Она по своим каналам сажала на датские корабли шедшие в Южную Америку. Но Советский Союз предъявил датскому правительству ноту, где Великая Княгиня Ольга Александровна обвинялась как сообщик "врагов народа", помогающая им бежать от "праведного" отмщения. Стало очевидно, что необходимо покинуть Данию и Ольга Александровна переехала в Канаду, в предместье Торонто.

Здесь в доме своего шефа в 1951 году ахтырские гусары отмечали 300-летний юбилей полка. Старые офицеры съехались со всех концов мира, так как Ольга Александровна до последнего дня своей жизни оставалась опекуном для старых ахтырцев.

Великая Княгиня Ольга Александровна скончалась 24 ноября 1960 года и была похоронена на русском кладбище "Норт Йорк" рядом со своим горячо любимым мужем Николаем Александровичем Куликовским. На Ее похороны прибыли все живые на то время ахтырцы. Одним из них был Алексей Гернгросс, который так вспоминает об этом скорбном событии:"...Я был один из тех, кому судьба уготовила горе хоронить своего обожаемого Шефа. Мне выпала честь покрыть Ее прах овеянным боевой славой Штандартом. Были вместе и прах обожаемого Шефа и целовали в лоб свою полковую Даму. У гроба стояли четыре седых ахтырца и плакали. Господи, упокой чистую непорочную душу рабы Твоей Ольги".

ГЛАВА VI

16 июля ночью пришло известие о мобилизации. Ахтырские гусары, не заходя к себе в Меджибуж (Подольская губерния), отбыли на Юго-Запад Российской Империи, где в то время развертывались четыре армии общей численностью 35 тысяч пехоты и около 13 тысяч кавалерии. 12-я кавалерийская дивизия (начальник генерал-лейтенант Каледин), в состав которой входили Стародубский драгунский, Белгородский уланский, Ахтырский гусарский и Оренбургский казачий полки была выдвинута южнее линии Красник-Владимир-Волынский - Проскуров.

Начало войны ахтырские гусары встретили на австро-венгерской границе. Полк был превосходно подготовлен к боевым действиям, сказался год проведенный в ожидании Высочайшего смотра. Моральный дух солдат и офицеров был чрезвычайно высок, гусары буквально рвались в бой. "24 июля в 11 часов 05 минут из штаба дивизии прибежал гусар и объявил о радостной вести:Австрия объявила нам войну". Первые дни протекали без особых потрясений, ахтырцы с нетерпением ждали настоящих боев, но командиры ограничивались только разведкой приграничной полосы.

Рано утром 4 августа на Юго-Западном фронте развернулась Галицкая битва, в которой участвовали значительные силы русской и австро-венгерской армий. Эта битва явилась одним из самых крупных сражений Первой мировой войны. Наши войска быстро продвигались вглубь территории Австро-Венгрии, захватывая орудия и пулеметы противника, и забирая тысячи пленных. Ахтырские гусары, как и вся 12-я дивизия, показали несчетное количество подвигов и навеки покрыли себя славой, хотя и ценой немалых жертв.

Первый серьезный бой ахтырцы выдержали 13 августа 1914 года. Находясь в авангарде дивизии, сочетая конный и пеший порядок, полк повел наступление на позиции австрийцев. Выбив мелкие кавалерийские и пехотные части, "гусары, вскочив в лес, врубились в ряды упорно сопротивлявшихся австрийских драгун и улан и обратили их в бегство, захватив в плен трех офицеров, 152 нижних чина и около 37 лошадей". Противник, неся большие потери, в беспорядке отошел. В этом бою полк потерял двух офицеров убитыми. Продолжая наступление, 17 августа головной отряд ахтырцев наткнулся на наступавшие цепи противника у с. Руды. "Спешенные эскадроны (1-й,3-й,5-й и 6-й) вошли в лес и увидели густые цепи австрийцев, наступавших на 1-й батальон 45-го пехотного Азовского полка, который понеся большие потери и лишившись почти всех офицеров, поспешно отходил. Гусары открыли огонь с близкой дистанции и бросились в штыки против Тирольских стрелков, которые после рукопашной схватки, не выдержав стремительной атаки, начали отходить, неся огромные потери". Задача, возложенная на полк была выполнена.

28 августа австрийцы перешли в наступление по всему фронту 8-й армии (генерала А.А. Брусилова), завязался встречный бой. Силы противника оказались подавляющими и бой проходил с переменным успехом.

День 29 августа 1914 года навечно вошел в историю Ахтырского гусарского полка. Продолжались ожесточенные бои и наши войска с трудом удерживались на своих местах, но левый фланг потерпел крушение. 48-я пехотная дивизия (генерала Л.Г. Корниловаа) была охвачена с юга превосходящими силами противника и отброшена за реку в полном беспорядке. Генерал Каледин спешил три кавалерийские полка и приказал им идти на помощь частям 48-й дивизии, которая буквально истекала кровью. Ахтырский полк находился в резерве. Но противник сосредоточил всю силу огня своих батарей и пулеметов по наступающим, положение было катастрофическим.

Каледин, чтобы спасти остатки нашей пехоты от полного уничтожения, принимает решение бросить в конную атаку четыре эскадрона ахтырцев. При столь убийственном огне противника применять кавалерию в конном строю, было безумием.

"В 3 часа дня было получено приказание: "Ахтырскому полку атаковать пехоту". Быстро сели на коней гусары и стали подниматься из лощины на бугор. Австрийцы видя как разворачиваются наши эскадроны переместили на нас весь огонь, не желая допустить атаки. Под сильным свистом пуль, совершенно спокойно командир полка генерал-майор Н.В. Трингам командует: "Шашки, пики к бою, атака на пехоту, повзводно, по два взвода в одну шеренгу на 100 шагов дистанции, рысью", а затем "галопом, марш-марш". Лихо и стремительно пошли мы все вместе (3,4,5 и 6 эскадроны), быстро рассыпавшись в указанном направлении атаки на пехоту. Полные завета наших отцов и прадедов, и зная, что начальник дивизии верит нам и знает что ахтырцы исполнят с честью его приказание, мы шли на не расстроенную, а, наоборот на энергично наступавшую пехоту, наткнулись на окопы, вырытые в разных направлениях, попали под сильный огонь пулеметов и такой же шранпельный огонь.

Пронеслись мы, поражая врага около 4-х верст, обратив австрийцев в паническое бегство, но на четвертой версте были остановлены топким болотом, перегородившим наше дальнейшее продвижение. Возвращались назад спокойно, провожаемые огнем артиллерии. Наши "буланчики" быстро понесли нас вперед, трудно их было сдержать.

Люди шли весело, с безумной храбростью, не обращая внимания на то, что наши ряды все редели и редели. Мы все находились в аду, но с честью выполнили возложенное на нас поручение, как подобает ахтырцу. Каждый думал одно: "Я - Ахтырец!"

Полк потерял убитыми: командира полка, 3-х офицеров и 44 гусара, ранеными 5 офицеров, 72 гусара и 14 пропавших без вести, лошадей убито 67, ранено 77. В связи с гибелью командира, командование полком принял полковник Николай Одинцов.

Генерал Каледин поблагодарил каждый эскадрон по очереди, снял шапку, поклонился и сказал: "Вы спасли положение, Вам все обязаны, Вашей атакой выиграно дело, сердечное Вам спасибо, господа. Большие потери, ужасно тяжело".

...С Ахтырским полком связали свою судьбу потомки М.Ю.Лермонтова, родные братья Владимир Михайлович и Александр Михайлович Лермонтовы.

Старший из братье Владимир родился в 1874 году. Воспитывался в Белоцерковской гимназии. В 1891 году вступил вольноопределяющимся в 36-й Драгунский Ахтырский полк. После окончания курса в Елизаветградском кавалерийском юнкерском училище в 1894 году был произведен в корнеты. В 1910-1912 годах ротмистр В. Лермонтов проходит обучение в Высшей кавалерийской школе в Петербурге и заканчивает ее с занесением на мраморную доску почета. Обучение в кавалерийской школе многое дали Владимиру Михайловичу, он был отменным кавалеристом - первым в полку спортсменом. Не раз он завоевывал первые призы. Например, в 1903 году на всероссийских скачках Владимир занимает первое место и получает из рук Государя Императора братину с вином и 5000 рублей золотом. Это была его первая встреча с Государем. С осени 1912 года Владимир командует 6-м эскадроном ахтырских гусар. Первая мировая война застает Владимира в чине ротмистра. Вместе с полком он участвует во всех сражениях Юго-Западного фронта. За знаменитую атаку 29 августа 1914 года представлен к награждению золотым оружием. Вот что говорится об этом в газете "Русский инвалид" от 1915 года: "Высочайшие награды, объявленные в Высочайшем приказе от 24 февраля 1915 года... Утверждается пожалование командующим армией, за отличия в делах против неприятеля, по удостоению местной думы из лиц, имеющих Георгиевское оружие:

Георгиевского оружия:(идет перечисление награжденных).

Ротмистры:(идет перечисление награжденных), в том числе.

"12-го гусарского Ахтырского генерала Дениса Давыдова, ныне Ея Императорского Высочества Великой Княгини Ольги Александровны полка, Владимиру Лермонтову за то, что в деле 29 августа 1914 года, когда на левом фланге 24-го корпуса наша пехота находившиеся между Деминя и лесом, что западнее Линденфельд, начала поспешно отходить под давлением значительных и не расстроенных сил противника, поддерживаемых сильным артиллерийским и пулеметным огнем, повел вверенный ему эскадрон, в числе прочих трех, в атаку и личным примером довел его до удара холодным оружием, несмотря на встречные окопы и убийственный ружейный, пулеметный и артиллерийский огонь противника".

За компанию 1914 года ротмистр В. Лермонтов кроме золотого оружия награждался еще три раза.

За компанию 1915 года Владимир Михайлович награждался дважды производством в новый чин.

11 февраля 1915 г ...производится из ротмистров в подполковники.

17 мая 1915 года...производится из подполковников в полковники.

Владимир Михайлович за всю Первую мировую войну был трижды ранен и контужен.

Младший из братьев Александр родился в 1882 году и так же как Владимир вступил вольноопределяющимся в Ахтырский полк. Затем окончил Тверское кавалерийское училище и в апреле 1905 года получил чин корнета. Александр Михайлович тоже был победителем многих конных соревнований, уступая только своему брату. В первую мировую войну он шел по дорогам вместе с полком, командуя 3-м эскадроном ахтырцев.

Дальнейшая судьба братьев Лермонтовых поистине трагична. Октябрь 1917 года развел братьев по разные стороны баррикад. Александр принимал активное участие вместе с частью полка в белом движении и в конечном итоге, после трех лет братоубийственной гражданской войны, ушел с остатками армии Врангеля в эмиграцию. Умер Александр Михайлович в Югославии в 1944 году.

Владимир же в 1917 году тяжело заболел тифом и находился в лазарете, где обдумывая происходящее в России, решил служить в новой армии по примеру генерала А.А. Брусилова, которого он очень ценил и уважал. В 1918 году он был мобилизован в Красную армию и стоял у истоков формирования 1-й Конной армии С.М. Буденного.

До 1920 года Владимир Михайлович являлся председателем комиссии по закупке лошадей, затем начальником управления по ремонтированию конского состава Кавказского фронта, а с 1921 года - начальником Управления конезаводства и коневодства на Дону и Кавказе. С открытым сердцем полковник Лермонтов стал служить новой власти, которая не очень-то благодарно отнеслась к нему. В 1931 году, когда было голодно не только людям, но и лошадям, начался их массовый падеж. Владимира, как царского офицера обвинили во вредительстве и отправили на 10 лет строить Беломоро-Балтийский канал. Но в 1936 году, с учетом его прежних заслуг и надобности в нем, срок ему был убавлен до пяти лет, и он был оставлен на поселение в Карелии. Занимал должность начальника гужевого транспорта на строительстве канала. Во время Великой Отечественной войны Владимир Михайлович был направлен в Оборонстрой. В 1946 году по ходатайству В.Д.Бонч- Бруевича (брата председателя Совнаркома), с которым он служил в 1-й Конной, стал персональным пенсионером, как активный участник трех войн. Умер Владимир Михайлович в 1954 году и был похоронен на Пятигорском кладбище, недалеко от первоначального места захоронения его знаменитого родственника.

Из воспоминаний Владимира Михайловича Лермонтова, связанных с годами его службы в 12-м Ахтырском гусарском полку.

"...Происхожу я из рода Лермонтовых, которые берут свое начало от шотландца Георга Лермонта, который в 1613 году поступил на русскую службу. Он имел чин ротмистра и обучал детей боярских рейтарскому строю.

У Георга Лермонта был внук Юрий (Евтихий) 1688 года рождения, у которого было три сына.

По линии старшего сына, Матвея Юрьевича, происхожу я.

По линии второго сына Юрия, Петра Юрьевича, произошел поэт Михаил Юрьевич Лермонтов.

Третий сын Юрия, Яков - был бездетен.

У моего прапрадеда Матвея был сын Владимир - мой дед, который служил в Кирасирском полку. Он замечательный художник, при своих поездках всегда возил с собой седло и ящик с красками.

От Владимира Матвеевича Лермонтова родился мой отец, Михаил Владимирович.

Учился я в Киевском кадетском корпусе и помню, как во время каникул после перевода в класс я поехал к дяде, Юрию Павловичу Назимову, в Белую Церковь, где он служил в Ахтырском гусарском полку подполковником, а старший его брат Николай Павлович, был полковником и командовал полком. С сыном Юрия Павловича, Евгением, я ездил по эскадронам полка, видел гусар, их лошадей и возмечтал тогда служить в ахтырских гусарах.

Полк в то время состоял из блестящего и дельного общества офицеров, все они имели средства, хо оших лошадей. Все это произвело на меня большое впечатление и тянуло к службе в кавалерии именно в этом полку. Я

 
kylymy_150523.jpg

bezp_181120.gif

express.gif

pam_100221_02.jpg

bud_250323.jpg

brus_110423_02.jpg

pesok_220823_01.jpg