18.09.08 
О Степане Чепиженко - боевом лётчике, защищавшем Крым в 41-м и очищавшем полуостров от фашистов в 44-м, нам рассказала его дочь Иветта Скорикова. Добрый рассказ дочери об отце, опубликованный в «Крымской правде» 15 марта этого года, неожиданно получил продолжение. Тоже доброе.

Через несколько дней в редакцию позвонил Алексей Гирник, рассказавший, что в посёлке Октябрьское создаётся Музей боевой славы лётчиков авиаполка. Того, 40-го Краснознамённого Констанцского авиационного полка пикирующих бомбардировщиков военно-воздушных сил Черноморского флота, что базировался раньше в посёлке Сарабуз (ныне Гвардейское Симферопольского района). Полка, в котором штурманом бомбардировщика в годы войны служил Степан Чепиженко. Алексей Гирник просил помочь связаться с дочерью лётчика.

- Знаете, - рассказывает Иветта Скорикова, - честно говоря, не верила, что воспоминания людей моего поколения о прожитом, о наших героических родителях, прошедших ад Великой Отечественной войны, кому-то нужны. Хорошо, что ошибалась. На тот мой рассказ в газете об отце отозвалось много людей, знавших его по работе, по охоте и рыбалке, соседей по дому. Это было так неожиданно и трогательно. Письмо мне написала Надежда Гавриловна Иванова (Кибченко) - вместе с отцом в сороковом авиаполку служил лётчиком и её муж, к сожалению, погибший в августе 1941 года.
А ей тогда было всего восемнадцать. Надежда Гавриловна рассказала, что хорошо помнит и мою сестру Нонну, наших родителей, бабушку, тётю. В сердце вдовы друга отец оставил светлый след. А потом свершилось другое чудо - позвонил Алексей Петрович Гирник. Оказывается, он уже давно искал родных Степана Чепиженко, совершившего в составе первого экипажа вылет в порт Констанцу (Румыния) 22 июня 1941 года.

Встреча состоялась. Жизнь Алексея Гирника, как и всей его семьи, связана с авиацией Черноморского флота. И остаться равнодушным к судьбе расформированного двенадцать лет назад авиаполка он просто не мог. Однажды в фондах Красногвардейского краеведческого музея обнаружил архив музея авиаполка. Было решено восстановить Музей боевой славы 40-го полка и его преемника - 943-го морского ракетоносного Краснознамённого Констанцского авиаполка. Это ведь не только история авиаторов, это часть славной истории полуострова.

- Алексей Петрович приехал к нам домой, - продолжает Иветта Степановна, - в беседе незаметно пролетели почти пять часов. Сколько из той военной жизни отца я узнала от этого светлого человека. Он показал уникальные фотографии военных лет и, главное, полётную книжку отца, где фиксировался каждый его боевой вылет с момента начала войны, где его рукой сделаны пометки. Оригинал военного времени, который искала много лет. Книжка оказалась тоже среди обнаруженных документов. Чувства, что я испытывала, осторожно перелистывая эти драгоценные листки, передать невозможно. Как же вся наша семья благодарна Алексею Гирнику, по крупицам восстанавливающему историю полка, всем, кто принимал участие в создании музея, продолжает пополнять его фонд. Из полётной книжки я узнала, что свой первый боевой вылет - ответный удар по военно-морским базам в порту Констанце - отец в составе экипажа штурманом совершил 22 июня, в два часа ночи, а не в четыре, по официальному времени начала войны. О том ночном полёте отец спустя десятилетия вспоминал на охоте, и мой муж был свидетелем этих разговоров.

Даты, даты, даты вылетов в полётной книжке. Две лаконичных записи: «Самолёт сгорел». Это когда сбивали при обороне и освобождении Севастополя, когда повезло попасть на нейтральную полосу и выжить.

А скольким воинам авиаполка не повезло…. В память о мужестве и подвигах, о тех, кто не вернулся с боевого задания, о тех, кто всё-таки сумел дожить до Победы, в знак благодарности настоящим мужчинам в морской лётной форме воссоздан Музей боевой славы 40 (943) авиаполка в Доме офицеров посёлка Октябрьское.

Когда весной в посёлке отмечали семидесятилетие полка (наша газета рассказывала об этом) и торжественно открывали два зала музея, его хранитель, конечно, не мог не пригласить семью Скориковых.

- Для меня это был настоящий праздник, - вспоминает дочь боевого штурмана авиаполка. - Лётчики в форме морской авиации, награды на кителях, восторженные возгласы детей, жителей посёлка, духовой оркестр, играющий Гимн Советского Союза, мелодии военных лет. Слёз нельзя было сдержать. Всё это было в школьном детстве и осталось со мной навсегда.

С новой силой воспоминания нахлынули, когда вошла в залы музея. Всё сделано с душой. Царит атмосфера доброжелательности. Так же, как было в детстве, в 1945 - 1955 годах в городах Пярну (Эстония), Риге, Владивостоке, в Порт-Артуре, где потом служил отец. Тот же аромат... Аромат победы в страшной войне, аромат подвига и славы. Просто уму непостижимо, как Алексею Гирнику удалось за два года возродить дух той славной эпохи. Заходишь - и словно попадаешь на лётное поле, в самый его центр. Над головой - стилизованное небо с макетами самолётов, на которых в разное время совершались вылеты. И огромная фотография взлётно-посадочной полосы. Словно знак того, что за взлётом всегда должна быть посадка, что лётчиков всегда ждут дома, несмотря ни на что, их помнят. На планшетах и в витринах - фотографии, документы, вещи, рассказывающие о боевой истории авиаполка.

О героических подвигах лётних экипажей, техперсонала. Вглядываюсь в фотографии лётных экипажей 40-го авиаполка между боевыми вылетам и нахожу отца. Молодые, красивые, смеющиеся мужчины. Как будто бы и нет войны. Они все ещё живы. Как бы хотелось восстановить все их имена.

Быть может, со временем удастся. Возможно, ещё живы и те, кто служил в полку в годы Великой Отечественной, но пока они не известны музею, может, откликнутся их близкие. Алексей Гирник верит в это и продолжает искать. Удалось же по воле случая найти дочь штурмана Степана Чепиженко.

- То, что спустя годы после расформирования авиаполка, нашлись люди, которым дорого всё, что связано с авиацией, которые воссоздали музей, - это просто счастье. Так редко, увы, в настоящее время мы сталкиваемся с подобными случаями, - продолжает Иветта Степановна. - Сколько душевной теплоты вложено в создание этого музея, в восстановление памяти о наших отцах и дедах, героях, защитивших Родину от фашистов и их прихвостней. Чтить этих людей, помнить о них - как это особенно нужно сейчас. К сожалению, пока не удаётся полностью восстановить историю полка, основываясь на документах: нет исторического формуляра (журнала) части, который при расформировании полка сдан в архив, находящийся в России. Но в фонде музея - большое количество фотоматериалов. Это тоже документальная история, пусть и не всегда с чётко указанными фамилиями и местами, где сделан снимок, просто есть воспоминания ветеранов. И главное, есть желание у создателей музея искать, работать. И им надо помогать на всех уровнях. Для решения многих вопросов Музею истории 40 (943) авиаполка необходимо придать юридический статус государственного музея.

Пока это только мечты и для этого музея, и для десятков других подобных музеев в посёлках и городах, в школах, на предприятиях, в домах культуры, в воинских частях. Там, где чтят память о прошлом полуострова, славном и трагическом, героическом и созидательном. И, быть может, кто-то так же, как дочь боевого штурмана капитана Степана Чепиженко, зайдя однажды в такой музей, увидит на стенде фотографию родного человека из далёкого прошлого.

Источник Крымская правда   Автор: Наталья ПУПКОВА