Реклама

влажн.:

давл.:


Главная arrow Наш город arrow Ахтырка авиационная arrow ПЕРЕВЕРНУТЫЙ ШТОПОР или истории из жизни перегонщиков
ПЕРЕВЕРНУТЫЙ ШТОПОР или истории из жизни перегонщиков Печать
Автор Газета "Город А"   
15.04.2010 г.

В середине семидесятых годов учебные авиационные полки ВВС начали переходить на более современные самолеты Л-39 "Альбатрос", которые пришли на замену Л-29 "Дельфин". По договоренности стран Варшавского договора эти учебные самолеты производились на авиационном заводе ЧССР, но, к сожалению, полностью удовлетворить потребности в этих самолетах не удавалось.

Ранее по несколько самолетов Л-39 поставлялись и в боевые полки, где было мало "спарок". Но для поддержания в исправном состоянии этих нескольких самолетов в боевом полку нужны были подготовленные специалисты, которых, как выяснилось позже, не хватало.

Со временем от этой идеи отказались, когда в части стали поставлять учебно-боевые самолеты с кабиной инструктора (сегодня в Украине вспомнили об этом эксперименте и уже с целью экономии топлива и ресурса боевых самолетов в боевых полках также летают на более дешевых Л-39). В начале восьмидесятых годов по приказу главкома ВВС в учебных авиационных полках начали создавать группы по перегону авиационной техники, в которые включали опытных пилотов и специалистов технического состава. Одна из групп выезжала во многие уголки необъятной Родины и перегоняла самолеты на Ахтырский аэродром.

В 1981 году группа в составе капитана В.М. Мыскова отправилась в "космическую столицу" на аэродром Чкаловский. Поселили их в гостинице "Звездный" со строгой пропускной системой. Если, например, в пропуске было указано время пребывания в гостинице с 20:00 до 08:00, то ранее указанного времени вас не выпустят не под каким предлогом. Но в этой гостинице было все необходимое для проживания. Именно там ахтырчане впервые попробовали пиво "Кремлевское", судя по этикетке произведенное на Ахтырском пивоваренном заводе. Как позднее выяснили, это был спецзаказ и эту продукцию в нашем регионе не реализовывали.

В один из дней любознательный Владимир Михайлович в ангаре заглянул под брезент и увидел там новый вертолет. Этого было достаточно, чтобы всю группу арестовали, а работники особого отдела по своим каналам выясняли у ахтырских коллег, что же за "шпионы" внедрились на аэродром. Через некоторое время разобрались и "арестантов" отпустили. Они приняли один единственный самолет Л-39, который в последнее время не летал. И каково было удивление технического состава, когда в придачу к этому самолету дали оборудование по его обслуживанию, запасные комплекты на десять самолетов. Пришлось заказывать для перевозки всего имущества транспортный самолет АН-12, и инженер полка, подполковник Б.Д. Сытник оказался очень довольным этим "приданым".

Самолет с бортовым номером 70 передали в третью эскадрилью, где назначили техником самолета И.И. Шаура. Иван Иванович, после окончания школы младших авиационных специалистов в Фергане, с 1960 года случил в авиации и был опытным техником. Через некоторое время летчики начали предъявлять жалобы на то, что этот самолет на скоростях до 300 километров в час самопроизвольно кренился влево, а на более высоких скоростях - вправо. Это создавало неудобство в пилотировании.

Своими силами обуздать этого "строптивого коня" было нельзя, так как вмешательство в аэродинамику конструкции без представителей фирмы, производящей данный тип самолетов. Представителем от Советского Союза в этих полетах назначили опытного летчика, мастера спорта СССР, майора А.К. Чехуту.

После ряда полетов Юрий Шоуц предложил утяжелить элероны, устранив тем самым эту проблему. Контрольный облет выполнили экипажем в составе двух летчиков, и Анатолий Корнеевич предложил проверить самолет в перевернутом штопоре. Не вдаваясь в подробности аэродинамики, скажем, что штопор - это особый, критический режим полёта самолёта, заключающийся в его снижении по крутой нисходящей спирали малого радиуса с одновременным вращением относительно всех трёх его осей. А перевернутый штопор (обратный) - это когда самолёт движется на отрицательных углах атаки, то есть "пилот висит на ремнях".

В авиации на самолетах преднамеренное выполнение перевернутого штопора категорически запрещено. Во время испытательных полетов для надежности вывода используются противоштопорные ракеты.. Но летчик-испытатель Юрий Шоуц согласился с предложением советского летчика и вначале сам выполнил это запрещенное упражнение, а затем предложил это сделать и Анатолию Корнеевичу.

"Перед выполнением перевернутого штопора необходимо застопорить привязные ремни, потому что летчик при вращении в перевернутом штопоре висит на ремнях. К техническому составу предъявляется особое требование по чистоте в кабине, так как при перевернутом штопоре вся пыль и грязь с пола летает возле лица. При непреднамеренном попадании в перевернутый штопор во время пилотирования постоянно растут отрицательные перегрузки, вследствие чего может произойти кровоизлияние в мозг с вытекающими отсюда последствиями. Поэтому выводить из этого вращения нужно быстро, не дожидаясь опасных последствий. Для ввода в этот вид штопора в нормальном полете поднимается нос выше горизонта с потерей скорости, затем делается полубочка, педаль отдается до упора, а ручка управления полностью от себя. Самолет вращается так, что кроме голубого неба пилот ничего не видит, и только запрокинув голову, может увидеть линию горизонта.

Поэтому для вывода рекомендовали взятием ручки на себя перевести самолет в нормальный штопор, а затем выводить из него стандартным способом" - рассказал Анатолий Корнеевич.

После этой серии полетов, в формуляре самолета с бортовым номером 70 появилась запись: "Допущен к полетам без ограничений", а также две подписи: от ЧССР - Ю. Шоуц, от СССР - А. Чехута.

...Не случайно в группы по перегону набирали самых опытных, специалистов. Однажды майор А.К. Чехута прилетел на один из аэродромов под Ригой, где стояло 4 самолета, не летавших более полутора лет, так как не было специалистов для их технического обслуживания. На самолете не работало все навигационное оборудование, а рабочим оказался только жидкостный компас, который летчики ласково называют "бычий глаз". С помощью этого навигационного прибора при пролете Минска они уклонились всего лишь на 5 километров от намеченной точки и благополучно долетели до Ахтырки с промежуточной посадкой в Городне.

...На одном из аэродромов сел на вынужденную посадку на "брюхо" самолет Л-39 и при этом незначительно повредил плоскость. Крыло заменили, но эта замена оказалась от самолета другой серии, а когда летчики начали взлетать, то почувствовали резкое вращение. От дальнейших полетов отказались. Когда за этим самолетом прибыла техническая группа капитана В.М. Мыскова, то инженер полка пришел в гостиницу с презентом - канистрой чистого спирта, и сказал, что если нужно, он еще принесет. Это было подозрительно. И Анатолий Корнеевич после нескольких подлетов определил причину столь щедрого гостеприимства.

Ценой огромных усилий самолет перелетел в Ахтырку, но летать на нем было невозможно. Два года он простоял в конце стоянки, а затем его по дороге перегнали в ХВАУЛ в Харьков, где он окончил свою жизнь на газовочной площадке, так и не поднявшись больше ни разу в воздух. Вскоре правительство ЧССР удовлетворило потребность наших полков в этих самолетах, и надобность в перегонных командах отпала.

Ильдар Бекбулатов

 
onclinik_010719.gif

bezp.gif

doma.jpg

Реклама

express.gif

Реклама

tada2.png

Загрузка...

Реклама