Реклама

влажн.:

давл.:


Главная arrow Разделы arrow Жизнь и люди arrow Совет ветерана: учитесь и не отказывайтесь от мечты
Совет ветерана: учитесь и не отказывайтесь от мечты Печать
Автор Город А   
26.06.2017 г.
ImageНезадолго до Дня медика отпраздновала свой 90-летний юбилей Мария Игнатьевна Вершигора, ветеран труда, трудившаяся почти всю свою жизнь врачом-невропатологом.

Поздравить ее пришли военнослужащие части, где ранее служил ее муж Алексей Петрович, которого сейчас, к сожалению, уже нет в живых. Передать свои поздравления также пришли активисты из организации «Честь имею», учащиеся Малой Академии наук и, конечно же, врачи.

Мария Игнатьевна радушно принимала гостей, угощала сладостями и делилась историями своей жизни.

Вершигора М.И.:

- Родители мои жили в Чернетчине. Работали разнорабочими в сельском хозяйстве. Отца Игната Ивановича не помню. Он умер от дизентерии. В голодный период коллективизации обеспечить не то что полноценное, а просто хоть какое-нибудь лечение было нереально. В каше крупинка с крупинкой не сталкивались. Люди истощались. Моя мама родилась в бедной семье. 3 брата и 3 сестры - вот и все богатство. Была она умная, красивая, добрая. Готова была умереть за своих детей. Голос хороший, пела в чернетчинской церкви. Смерть мужа в те времена становилась приговором для детей - голод жалости не знает. А нас в семье было трое. Умер отец в 1933 году. Мама с тремя детьми на руках не знала что делать. Помню ее ноги пухлые, а мне 6 лет. Идем дорогой из города в Чернетчину. Непогода. Это сейчас асфальт, а тогда вела к селу дорога через старый мост. В дождь грязи по колено, а то и больше. Мама с сумками впереди, я сзади. Упала, и встать не могу. Хорошо, что мама вовремя повернулась назад, посмотреть как там ребенок. Я ушла в грязь с головой, одни бульбочки идут. Чудом не захлебнулась. Сейчас такое сложно представить, но в те времена детская смертность была очень высокой, в т.ч. из-за того, что родители вынуждены были постоянно трудиться, чтобы хоть как-то прокормиться.

У многих судьбы сложились несчастно. Муж моей тети погиб на войне. Она из сил выбивалась, чтобы обучить сына в техникуме. Он приехал на каникулы и с порога попросил есть. Очень изголодался. Кашу на молоке съел в один присест, а через 2 часа страшные боли - заворот кишок. Юноша умер во время операции. Красивые, умные, перспективные - сколько их сгинуло преждевременно... У многих очерствели сердца, но не у всех. Как бы ни было тяжело моей маме, она свою доброту не растратила.

После смерти отца мама устроилась на работу в город. В селе, когда мы уезжали, настали голодные времена, но я голода не помню. Мы ведь перебрались в Ахтырку. Возле старой аптеки (автовокзала) стоял киоск. Там, как идти на восьмую сотню, мама стала торговать в водочном магазине. Ничего кроме спиртных изделий там не было. Зарплаты хватало на еду, да и то очень скудную. Однако, государство дало нам комнату и кухню на 7-ой сотне. Плюс огороды, которые выходили прямо к речке. Прожить уже как-то можно. Но вдруг, как гром среди ясного неба, в магазине выявили недостачу. Тот кто работал до мамы, устроил фальш, в расчете на простоватость новой продавщицы. Повезло, что до верхних полок, откуда пропал товар, мама из-за низкого роста просто достать не могла. И в итоге ее оправдали. Все обвинения сняли. Продолжила работать. Помню, что считала мама быстро. Мне доверяла сдавать выручку кассиру. Не поверите, но я, девчонка, носила крупные суммы и ничего не случилось. 

Не успели привыкнуть к жилью с видом на речку, как пришлось выселяться. Кому-то из чиновников понравился этот участок. Нас перевезли на новое место. По ул. Ленина был так называемый барский дом. Недалеко от пер. Санитарный. Дом хороший, так что мы не обижались. Три семьи в нем жило. В том числе партработник Чаплыгин во флигеле с отдельным крыльцом.

Начальную школу я оканчивала еще в 4-ой, а дальше уже училась в первой, брат же сразу учился в 7-ой школе. Помню свой класс на первом этаже, в тогда еще маленькой школе без недостроенного крыла. Во время войны учебы не было. Просто прекратились занятия и больше не возобновились аж до самой победы.

Когда Чаплыгин уезжал в эвакуацию, то предложил нам перейти в его часть дома. Для нас переезд чуть не стал трагическим. Помню, как входили в город немцы. Кругом пусто, слышна стрельба. Все в страхе. Мой брат на новом месте упал и уснул, как был в верхней одежде. Вдруг среди ночи часа в 3 заходит в комнату вооруженный немец. Видимо, все адреса, где раньше жили партработники, проверяли в обязательном порядке. Посредине в комнатушке у нас стояли стол и две кровати. Темно. Оккупант уставился на нас, перепуганных женщин. А парня призывного возраста, лежащего на кровати не заметил. Видимо, подумал, что это одежда свалена в кучу.

А то убил бы. Никто бы не стал разбираться, это надо понимать. Так что нам тогда повезло. Потом повезло, когда на биржу труда не записались - брат избежал принудительных работ в Германии. Кормились с огорода до прихода наших.

В 1943 году город освободили. Брата призвали в армию. Тут везение и окончилось. В 1945-ом принесли на него похоронку. Дошел брат до Берлина и там нашла его пуля снайпера. Где-то в Германии могила.

Как узнала о Победе, не помню. Кругом бушевала радость, ликование, на улицах и по радио.

Жизнь в мирное русло возвращалась медленно. Снова дети сели за парты. Карандаши, ручки перьевые были, а вот учебников катастрофически не хватало. Тем не менее, свидетельство о среднем образовании я получила. С мамой мы планы о моем будущем и дальнейшей учебе не обсуждали. Она получала копейки, поэтому уехать далеко я не могла. Как-то вся предыдущая жизнь, история нашей семьи, трагические случаи, а также большое желание помогать людям все это вместе определило выбор будущей профессии. Только медицина. Тем более, что в Ахтырке тогда существовало медучилище. Поступила легко. Училась тоже без особого труда. Окончила фельдшерскую школу с отличием.

В 1947 начала свою трудовую деятельность в ахтырской горбольнице на должности медсестры. Лев Павлович Тухман тогда был заведующим. Золотой человек! Он мне постоянно говорил: «Маруся, тебе надо учиться!» Мне и самой хотелось получить высшее образование. Мама это понимала и тоже советовала: «Учись, Маня».

Решила поступать в Харьков. Выдали мне направление от нашей  больницы. И хотя к моменту поступления у меня был диплом с отличием и опыт работы, я все-таки не поступила. Не хватило одного балла, кажется, для поступления. Что делать? Вернулась домой, пошла на работу. Сотрудники меня поддержали, и, даже, посоветовали ехать в Киев. Добиваться! Но мне не за что было туда ехать. Тогда коллеги собрали денег на дорогу, а там меня приняла моя соученица, учившаяся года на два старше - Шура Петрова. Они с мужем получили квартиру в столице, и с радостью меня приютили. Не на день, не на два, а на целый месяц. Взаимовыручка и поддержка друзей, коллег добавили мне сил. Я сходу пробилась на прием в Министерство здравоохранения, однако, это ничего не дало. Тогда я решила брать измором. Целый месяц ходила в Министерство, как на дежурство. Разумеется, нервничала, осунулась за месяц, сыпь по телу пошла. Один из важных чиновников, который видел, как я преображаюсь из здоровой девицы в истощенное существо, сжалился. Говорит, мне: «Бедная, как ты измучилась. Ладно, давай свои документы и собирайся на учебу». Думаю, что этот человек поступил правильно во всех смыслах. В том числе и в профессиональном. Он дал путевку в жизнь тому, кто действительно желал стать врачом.

В Харькове выбрала санитарно-гигиенический факультет. На каникулах приезжала домой и всегда шла работать по специальности. Обращалась напрямую к главврачу. Сергей Харитонович Абраменко был строгий, умный, порядочный. Специалист высшего профиля. Где было место, туда и направлял. В садике по ул. Ленина - медсестрой, на швейную фабрику -  фельдшером здравпункта. В детской больнице работала. В районной больнице медсестрой скорой помощи. В общем - везде. В 1959 году - стала врачом смотрового кабинета, в 1960-ом школьным врачом, потом участковым врачом-педиатром. С 1962-го я врач-невропатолог.

В 1971-ом приняла решение уволиться из-за постоянных придирок нового главврача. Не знаю у кого как, а у меня остались о нем пренеприятные воспоминания. Был он черствый и въедливый. Поэтому уходила без сожаления. Буквально на следующий же день меня приняли на должность заведующей психиатрическим отделением 2-ой областной психбольницы, (т.е. с повышением), где и проработала до пенсии. Принимал меня старый врач Радомышльский. Не могу сказать ни единого плохого слова про него. Знающий специалист и человек отличный. Так что в жизни встречаются и хорошие люди, и плохие, но хорошие чаще.

Перешла на новую работу - сразу семейная жизнь образовалась. Чтоб сказать, что я уродливая - нет. Но не ходила, не искала мужа, времени не было. Вот и была одинокой. А тут практически сразу сменила свою фамилию. Мой муж Алексей Петрович, фронтовик, служил в саперной части. К сожалению, детей у нас не было. Порядочный культурный, хороший. Я благодарна судьбе, что мы с ним встретились. Благодарна всем отзывчивым людям, встретившимся на моем пути. В том, что я смогла реализовать себя в профессии, велика заслуга родных и близких мне людей, коллег.

Меня, бывает, спрашивают: куда лучше поступать - сначала в медучилище или сразу же в вуз? Мой ответ таков: все зависит от уровня обеспеченности семьи. Если вы мечтаете стать врачом, то должны быть готовы не только быстро осваивать новые знания, но и смириться с некоторыми лишениями. Жить на одну стипендию ни тогда, ни сейчас - невозможно. Если семья в состоянии вас поддерживать весь этот затяжной период времени - хорошо. А если нет? От мечты не отказывайтесь! Учитесь на  фельдшера. Нагрузка будет полегче - школьной базы знаний вполне достаточно, в отличии от вуза. После диплома поработайте, и если решение учиться не пропадет,  поступайте в институт. Получать высшее образование, имея подобный фундамент, конечно, значительно проще. Тут главное, успешно сдать вступительные экзамены. Но даже, если провалитесь, не опускайте руки. Не сдавайтесь! У меня, как вы видите, получилось.

 

Беседовал Андрей Михеев

 
onclinik_010719.gif

bezp.gif

doma.jpg

Реклама

express.gif

Реклама
Загрузка...

Реклама