Реклама

влажн.:

давл.:


Главная arrow Наш город arrow Земляки arrow ДЕВУШКА ПО ИМЕНИ ФЕДЯ
ДЕВУШКА ПО ИМЕНИ ФЕДЯ Печать
Автор Газета "Город А"   
15.04.2010 г.

В прошлом номере в статье "Три взгляда на одну проблему" мы писали о "водяном" вопросе двух жителей улицы Полтавской, когда деньги были выброшены на ветер, а результата не было. Люди уже две недели сидят без воды, причем один из них - участник Великой Отечественной войны. Сегодня Ефросинья Федоровна Хмара поделилась своими воспоминаниями о той войне.

С началом Великой Отечественной войны эффективно заработала пропагандистская машина Третьего рейха. В Ахтырке распространялись слухи, что тех, кого вывезут на работы в Германию, будут одевать и хорошо кормить. Некоторые наивные в это поверили. Поверила в эту "сказку" и 15-летняя Фрося. В октябре 1941 года по ахтырским улицам ездили три женщины на подводе и предлагали добровольцам вступить в Красную армию для работы в госпиталях. Мечту о красивой заграничной жизни Ефросиньи разом оборвала мама: "Ни к чему тебе красивое заграничное платье - идти добровольцем в нашу армию". Так пятнадцатилетняя девушка стала санитаркой военно-полевого госпиталя. Почему-то оказалось, что среди младшего медицинского состава в основном были выходцы из Средней Азии: Узбекистана, Таджикистана, Туркмении, которые плохо говорили на русском языке.

Когда новобранец представилась Ефросиньей Федоровной, то один из сослуживцев подвел итог знакомству, для простоты общения назвав ее Федей. На следующий день Федю, как и остальных воинов, отправили к парикмахеру и всем сделали одинаковую "прическу". А после записи ее фамилии в тетрадку парикмахером - он недоуменно спросил: "А ты что не парень?" Сержант, который направил ее парикмахеру, чуть не попал в штрафную роту. Полевой госпиталь потому и называется полевым, что находится на открытом пространстве, а операции проводятся в палатках.

До сих пор помнит Ефросинья Федоровна, как они попали в окружение под Харьковом. Постоянные артобстрелы и бомбежки. Снаряды попадали в бачки с едой, в людей, все вокруг горело. Четыре дня медперсонал вынужденно обходился без пищи и только на пятый день разведчики добыли мешок неочищенной перловки, которую ели горстями в сыром виде, ведь разводить огонь было нельзя. Затем полевой госпиталь перебросили под Сталинград. Медикаментов и лекарств не хватало. У раненых бойцов раны кишели червями, не было даже марганцовки, и санитарки брали кору ольхи, замачивали в ведрах и этим раствором обрабатывали раны. Довольно часто медперсонал, в котором служила и Ефросинья Федоровна, сдавал кровь, обычно по 50-70 грамм. Однажды, спасая жизнь бойцу, она сдала 300 грамм крови.

Около десяти лет назад произошла знаменательная встреча спасенного солдата, приехавшего из Сибири в Ахтырку, и санитарки, спасшей ему жизнь. "Если бы не эта женщина, я бы умер еще в 1942 году", - сказал он.

Ефросинья Федоровна отчетливо помнит случай, когда убили военного врача, красивую женщину средних лет. Она была беременна, на ее руке пульса уже не было, а вот в животе еще была жизнь. Не родившегося ребенка так и похоронили вместе с погибшей мамой. И тогда Фрося решила - сколько не даст Бог детей, она никогда не сделает аборт.

Во время очередной "вылазки" за водой она подверглась нападению снайпера, который засел на дереве. Он не убил ее, а измывался над молодой девчуркой. Вначале он прострелил ей одну руку возле запястья - пуля прошла навылет, затем другую. Получив несколько пулевых ранений, Ефросинья еле добралась до госпиталя без воды и вся в крови.

Однажды во время бомбежки она спряталась в окоп с тяжелобольными. Бомба упала слева от окопа, затем справа и они оказалась заживо погребены под слоем земли. Результатом контузии явилась глухота, теперь ей нужно было кричать прямо возле уха, чтобы что-то сообщить. Продолжение этой истории произошло в середине семидесятых годов, когда она семьей отдыхала на Ворскле. Ей сильно захотелось спать, и она на минутку прилегла. Сон продолжался более Двух часов, а проснулась она от громкого разговора - "Что вы кричите? Я хорошо слышу", - сказала она удивившемуся мужу. Так через 25 лет она самопроизвольно излечилась.

Необустроенность быта, военные лишения и непогода дали о себе знать - Ефросинья заболела двухсторонним воспалением легких и после излечения, комиссовав, ее отправили домой. В августе 1943 года Ахтырка уже была освобождена и она устроилась работать санитаркой в Климентовский военный госпиталь. Но проработала там менее месяца, так как госпиталь передислоцировали за наступающими войсками. Она перешла работать в Ах-тырский госпиталь, который находился на месте теперешней больницы.

После войны Ефросинья Федоровна долгое время работала маляром на заводе "Промсвязь" и довольно часто ее фотографии можно было видеть на доске почета предприятия.

Нынешний год объявлен годом ветеранов Великой Отечественной войны, и стыдно, когда 84-летний ветеран, на хрупкие девичьи плечи которого легла вся тяжесть войны, сегодня не может достучаться до сердец чиновников. Неужели она должна еще копать колодец за свои 700 гривен пенсии? Мы любим поздравлять своих ветеранов раз в году на день Победы, дарить им цветы и подарки, забывая о том, что год состоит из 365 дней. Ведь ветеранов осталось очень мало, неужели трудно помочь пожилому, человеку, рисковавшему жизнью ради нашего с вами будущего? До Дня Победы осталось 25 дней, и большое спасибо соседям, которые не оставили Ефросинью Федоровну Хмару одну, носят ей воду, продукты и всячески помогают ей.

Записал Ильдар Бекбулатов

 
onclinik_010719.gif

bezp.gif

doma.jpg

Реклама

express.gif

Реклама
Загрузка...

Реклама