Реклама

влажн.:

давл.:


Главная arrow Наш город arrow Земляки arrow Отзовитесь, кто хоть что-то знает
Отзовитесь, кто хоть что-то знает Печать
Автор Газета "Лидер"   
09.02.2009 г.

Олегу Константиновичу Казину хочется узнать подробности о жизни родных в Ахтырке. В городе жила и его сестра - Клавдия Игнатьевна Кононова, по мужу.

27 января 2009 года в Санкт-Петербурге праздновали 65-летие снятия фашистской блокады Ленинграда. В 19 часов во многих квартирах погас свет и на окнах зажглись свечи в память о тех, кто погиб в блокадном Ленинграде. По радио вместо радиопередач звучал метроном, как в годы блокады.

В защите города участвовали и уроженцы Ахтырки. Одни сражались с оружием в руках на Ленинградском фронте, как полный кавалер орденов Славы Шандыба Владимир Данилович, другие, бросив учебу в институтах, пошли работать на заводы города, производившие оружие. Хуже всех было старикам и детям. Большинство из них умерли от голода и холода в первую блокадную зиму. А тех из них, кто выжил, весной начали массово вывозить из города через Ладожское озеро на большую землю.

Олег Константинович КАЗИН родился в 1945 году в Ленинграде. А его дед, Луговой Семен Игнатьевич, умер в январе 1942 года. Мать, Луговая Руфина Семеновна, проработала всю войну на Ленинградском заводе полиграфических машин в цехе №12, производившем пулеметы. В свободное от работы время ей с подругами приходилось тушить «зажигалки» на крышах во время бомбежек. А невзорвавшиеся бомбы обычно на трамвае возили саперам на разминирование.

Однажды весной в комнату к Руфине Семеновне зашла соседка Анна Леонтьевна, обеспокоенная тем, что давно ее не видела. Руфина от голода уже неделю не поднималась с кровати, а ее отец умер еще зимой. Анна Леонтьевна поделилась с Руфиной своей пайкой и тем спасла ей жизнь. По большому счету, была продолжена жизнь следующих поколений. Вообще, вся молодежь блокадного города была организована в дружины и впоследствии переведена на казарменное положение. В октябре 1943 года Руфина Семеновна продолжила учебу в институте. Для нее это было большим праздником, но 27 января 1944 года стало главным праздником ее жизни. Вот как она описывала этот день в письме от 27.01.1944 г.

Ленинград, 27января 1944 года.

День снятия блокады Ленинграда.

Какой великий день. Какое ликование. Все смеются, обнимают друг друга, целуют.

На душе так радостно, что в комнате кажется тесно, хочется выбежать на простор - кричать во всё горло: «Смотрите, мы пережили сами себя, мы сделали невозможное и сегодня мы празднуем свое рождение».

24 залпа из 324 орудий - о, какое зрелище! Сперва всё небо перерезали, сплетались, стремились в даль лучи прожекторов, затем минутная темнота - и ослепительный свет, миллион разноцветных снопов взвились к небу, в высь, чтобы всем, и врагам было видно. Долетает раскатистый гул выстрелов и рокот толпы. Снопы рассыпаются и сплошная полоса красных, зелёных, жёлтых, белых звёзд спускается на землю, чтобы потом опять подняться. А в голове, сколько мыслей, сколько воспоминаний и надежд. Милые мои - чувствуете, как трепетно бьётся моё сердце, нервы во всём теле вибрирующе дрожат и радостно и грустно одновременно. Боже, как хочется быть сейчас с кем-нибудь близким, родным, любящим — всё это заменяет мне соседка Анна Леонтьевна - целую её бессчётное число раз приговариваю: это маму, это Толю, Димку, папу, сестричку. Когда же придёт пора, что мы все соберёмся. Не укладывается в голове - нас освободили, мы больше не подвергаемся ежечасным обстрелам, у нас на домах зажгли фонари, машины мчатся со светящимися фарами; возможно даже дадут свет на основных улицах города. Ведь теперь можно пойти в кино и посмотреть его с начала и до конца, можно даже без всякого опасения обстрела поехать в театр. Начнёшь думать об очень маленьком, а в голове всё нарастает и нарастает. Снятие блокады - это очень много. Теперь я с удесятерённой энергией взялась за учёбу. У меня сессия начинается 15 марта. Четыре экзамена и два зачёта. Страшновато.

Подбадривайте меня, пишите чаще. Целую вас всех крепко, крепко. Желаю здоровья. Рена.

Руфина Семеновна Луговая родилась в Ахтырке 5 августа 1918 (по старому стилю). Ее отец, Семен Игнатьевич Луговой и мама - Зинаида Васильевна Дмитриевская работали учителями в одной из школ Ахтырки. Семья жила по адресу: ул. Старо-Киевская, 9. Кроме дочери Руфины, в семье было еще два сына - Вадим и Анатолий, и дочь — Маргарита. В 1936 году семья Луговых переезжает в Детское Село, впоследствии переименованное в город Пушкин. А в 1938 году они переехали в Ленинград.

Олегу Константиновичу Казину очень хочется узнать какие-нибудь подробности о жизни его родных в Ахтырке. Видимо, не случайно его дед оказался в Ахтырке. В нашем городе жила и его родная сестра - Клавдия Игнатьевна Кононова, по мужу. У нее была дочь - Валентина, которая работала на заводе, производившем телефонную аппаратуру. Они жили в доме, принадлежащем Опытной станции, в этом доме вроде жил и начальник этой станции с семьей, и еще там было несколько комнат для приезжих. В этом доме также находилась парикмахерская. Сам дом был из красного кирпича. Стоял он напротив вокзала, крайним на ул. Вокзальной, дом номер 44. То, что Клавдия Игнатьевна была двоюродной бабушкой Олега Константиновича, он понял только после того, как занялся составлением родословной. О судьбе ее дочери он вообще ничего не знает. Помнит только, что она была болезненной женщиной. Сам Олег Константинович после 1963 года ни разу в Ахтырке не был, хотя до этого с мамой каждый год на лето приезжал сюда отдыхать. .lider@sm.ukrtel.net

Если в Ахтырке кто-то связан родственными связями с Луговыми и другими людьми, что упоминаются выше, просим вас откликнуться и связаться с редакцией газеты «Лидер»: позвонить - (05446) 3-15-28, прийти - ул. Киевская, 34 или написать:

■ Ильдар БЕКБУЛАТОВ

 
onclinik_010719.gif

bezp.gif

doma.jpg

Реклама

express.gif

Реклама
Загрузка...

Реклама